Стюардесса рассказала, как ведут себя звезды в полете 03.11.2018

«Вся летная правда». Стюардесса рассказала, о чем не знают пассажиры

Авиасообщение между городами и странами постепенно восстанавливается после пандемии. Пока путешественники планируют отпуска, опытная стюардесса Марта Соло рассказала АиФ.ru секреты, о которых не знают пассажиры воздушных лайнеров.

Уже семь лет Марта живет в ОАЭ, работает бортпроводником первого класса в крупной арабской авиакомпании и ведет свой блог в Инстаграме.

Девушка утверждает, например, что у самолета одно крыло, а ремонтируют его и вовсе клейким скотчем!

«Авиамифы передаются от пассажира к пассажиру уже 100 лет, — говорит бортпроводник. — Позвольте мне прервать этот испорченный телефон » . Итак, вся летная правда.

В самолете есть самые безопасные места

Ах, если бы они были, мы бы уже давно о них знали, а цены в самолете делились на 2 категории: пакет «Оптимист» и «Пессимист». Самолет — цельная машина, один ряд не может лететь в Крым, а второй — в Канны. Мы в одинаковых условиях, случаи разные: может пострадать хвост, а может зажать аварийный механизм передней двери.

Безопаснее лететь пристегнутыми и знать, где находится ближайший выход, спасательный жилет и кислородная маска. А для этого нужно смотреть инструктаж экипажа.

Пилоты не должны есть одно и то же и в одно время

Не совсем так. Они сидят в своей кабине: один берет вилку, второй — управление в обе руки. Работа серьезная, поэтому «вести» самолет, беседуя за парным стейком, нельзя.

Хоть еду и готовят в тот же день, что и загружают, но несварение и аллергия бывают у всех. Один пилот сможет справиться с управлением, но самолет придется посадить. Поэтому и морепродукты нашим пилотам не достаются, так как это сильный аллерген. А так они едят одно и то же.

Резкий звук сливного бачка, и всё улетает в синеющую даль.

Это всего лишь дезинфицирующая жидкость, а не портал в небо! Отходы уходят в специальные баки, которые на земле опустошаются вакуумными машинами.

Но миф оправдан, не спорю: до 60-х годов в некоторых самолетах действительно использовали открытую систему спуска. в небо.

Самолет можно дозаправить топливом во время полета прямо в небе

Пока этим пользуются только военно-транспортные самолеты, а не пассажирские авиакомпании. Но, говорят, в будущем это будет возможно и для них.

Я и подумала, может, они и дополнительные контейнеры с курицей заодно смогут довезти? Для тех, кому прям сильно не хватило.

Самолеты ремонтируют с помощью клейкой ленты, похожей на скотч

Это действительно так, но она суперпрочная, с алюминиевым покрытием, и используется временно, чтобы подлатать только мелкие повреждения. То есть крыло к корпусу ей не будут приматывать.

Такую бы в самый раз использовать для граждан, которые выходят из дома, будучи на карантине. Только стоит лента сотни и тысячи долларов, а так идея отличная.

Отлетавшие самолеты разбирают на части: пригодные продают, остальные — на металлы

Самые дорогие части самолета — двигатели. Старый двигатель Боинга может стать донором другому самолету за $ 3 млн, когда новый будет стоить $ 25 млн. Кабину пилотов, части салона и кресла покупают лётные академии для тренировок экипажа. На таких училась и я. Продают даже ремни безопасности ( $ 20). Пустые каркасы берут киностудии для воплощения самых страшных сюжетов, так что у самолета-пенсионера есть шанс стать суперзвездой. Самолеты с историей могут устроиться на работу в музей или украсить национальный аэропорт, стать отелями, барами и кафе. Некоторые улетают служить в другие страны. У каждой авиакомпании свои технические требования, кому-то и десяток лет хватает, чтоб списать, а кто-то и 20 сверху налетает.

Но больше всего старых самолетов на вечных стоянках в пустынях США. За $ 20 можно сходить на экскурсию на самую большую, там 4400 самолетов.

Но это самолеты, а вот стюардессы уходят на пенсию в 50 лет. Но иностранцам в Эмиратах пенсия не положена.

Фюзеляж самолета в небе растягивается на несколько сантиметров

Это происходит под действием какой-то не выученной мной физической силы. То есть покупая билет в самолет, где расстояние между креслами 78,7 см, вы получаете 0,001 мм в подарок. Эта приятная мелочь доступна только в полете, дамы и господа, так что пока подожмите колени. Но мы скоро взлетаем!

В конце полета аплодисменты не слышит командир корабля. Но они радуют стюардесс!

Преисполненные счастьем приземлиться пассажиры так выражают благодарность. Возможно, когда самолеты были небольшими, а двери пилотов открыты для посещения, был смысл аплодировать мастерству летчика, который гладко приземлился. Сейчас же самолеты настолько большие, что даже если двери не закрывать, пилоты ничего не услышат, так как при посадке общаются с авиадиспетчером в наушниках. Но традиция осталась, и как стюардессе мне это поднимает настроение.

Если случится разгерметизация и придется использовать кислородные маски, воздуха в них хватит всего на 15 минут!

Это правда, но не во всех самолетах. В некоторых моделях хватит на 20-22 минуты, а в Боинге Дримлайнере — аж до 60! Но такое длительное время не понадобится, потому что первая задача капитанов — пилотировать самолет на приемлемую для дыхания высоту, то есть 2500 метров, и сразу приземлиться в ближайшем пункте посадки.

У самолета не два, а одно крыло!

Да, я не сошла с ума, так надо! Обычный пассажирский самолет имеет только одно крыло, которое установлено по обеим сторонам фюзеляжа. Безусловно, речь идет о современных летательных аппаратах. При создании первых самолетов еще не было сверхпрочных материалов, знаний не хватало, поэтому их делали с двумя крыльями. Все современные аппараты — монопланы (в переводе с греческого — «единственная плоскость»). Это значит, что их конструкция включает только одно крыло. Оно создает две плоскости справа и слева от фюзеляжа.

Экипаж не пользуется парашютами и не имеет их в самолете на случай ЧП. Они не нужны и не помогут

Парашюты на борту неэффективны. Большая часть происшествий случается во время взлета и посадки. На той высоте не будет а) шанса б) времени им воспользоваться. Оба варианта верны. И печальны. Если на высоте пилот понимает, что ситуация аварийная, то в первую очередь использует свои знания и опыт, чтоб посадить самолет. Неужели он будет надеяться, что пассажиры прослушали технику безопасности, знают, как использовать парашют, и в панике справятся с этим, и тогда мы все спасемся?

Читайте также:
Светлана Бондарчук начала сбор на лечение певицы Галины Куваевой 28.09.2021

Но даже если всё получилось и парашют на вас, есть ли возможность выпрыгнуть из самолета? Ведь при этом отключится система давления в кабине, которая создает для нас нормальные условия. Мы летим на высоте 12 км, а в кабине условия как при 2 км. И если успеть выпрыгнуть за 30 секунд (именно столько получится находиться в сознании на высоте), то вы станете единственным спасенным, так как у остальных пассажиров время и сознание уже истечет. Но приземлитесь ли вы? Вопрос, в каком виде — температура на высоте ниже нуля, скорость — до 1000 км/ч.

К тому же иметь их попросту невыгодно. 1 парашют — 10-20 кг. 100 человек — 100 парашютов. Кг — топливо. Топливо — деньги. Кажется, в этом уравнении нет неизвестных.

1 парашют — $ 5000-10 000 . 100 человек — 100 парашютов. Многие не хотят платить за топливный сбор и еду на борту, а согласились бы вы платить еще и за бесполезный «парашют-на-всякий-случай»?

На земле самолет присоединен к машине-тягачу

Вы, скорее всего, этого не знали, если вообще обращали внимание, но самолет не ездит задним ходом, поэтому, чтобы отъехать от гейта, специальная машина должна толкать его, чтобы перед ним появилось достаточно пространства впереди.

Из кабины пилотов нет хорошего заднего обзора, поэтому самолет может, но не будет ехать задом самостоятельно. В следующий раз будете лететь — убедитесь сами.

Если один пассажир не переведет телефон в режим полета, при взлете ничего не случится

Один действительно не вызовет сбоя в навигационной системе. У новых самолетов снижен риск помех, а во времена старых мобильные были редкостью, так что это только предосторожность. Будь это стопроцентный риск, телефоны бы забирали на таможенном контроле. Инцидентов не было, но, как говорится, все беспрецедентно, пока не случается впервые. Сказано отключить — отключите.

Питьевую и техническую воду на борту не разделяют

Вся вода на борту находится в одном баке, из которого ведут два раздельных канала: в кофемашины и в туалет. Поэтому можно сказать: «А знаете ли вы, что смываете туалет питьевой водой?» Из туалета отходы попадают в бак, который сливают и очищают на земле. А всё, что выливается в раковину на кухне самолета, выходит в открытое далёко — в небо. Но речь идет о современных, новых самолетах.⠀

Рядом с пассажирами можно перевозить человеческие органы для трансплантации

Да, в кабине самолета разрешено перевозить органы для трансплантации. Но на это нужна масса разрешительных документов.

Самолеты не летают над Бермудским треугольником

Речь о зоне между Бермудами, Пуэрто-Рико и Флоридой, там затонули сотни кораблей и даже пропадали самолеты. Но для прагматической авиации избегать ее не выгодно, ведь облетать зону нужно не 5 минут. А это много топлива и затратно. А вот над некоторыми странами, где сейчас проходят военные действия, самолеты действительно не летают. Бермуды — миф, а второе — реальность.

В некоторых самолетах нет 13-го ряда

Суеверия на борту все же бывают. Некоторые авиакомпании (в основном не российские) убрали из салона 13-й ряд. Практически он есть, но называется 14-м и идет сразу после 12-го. А в угоду итальянским пассажирам парочка авиакомпаний избавилась и от 17-го ряда — якобы это число приносит им несчастье.

От кислородной маски можно «забалдеть»

Так говорил Брэд Питт в «Бойцовском клубе». Не всё, что говорят по телевизору, правда. «Забалдеть», хоть и ненадолго, можно от нехватки кислорода — гипоксии. Ее симптомы: головокружение, слабость и. эйфория. Кислородные маски же, наоборот, справляются с этим. А кислородные баллоны, которые мы применяем в исключительных случаях, могут успокоить человека, вернуть ему ровное дыхание и расслабить. Так что Брэд был немного прав, но ошибся оборудованием.

Если боишься летать, значит, готов умереть. Пилот — об аэрофобии пассажиров

Лётчик Лёха — он же пилот авиакомпании “Победа” Алексей Кочемасов — рассказывает, почему ездить на машине и на поезде намного страшнее, чем летать на самолёте.

Кадр фильма “Вид сверху лучше”. © kinopoisk.ru

Летим. Самолёт болтает, но несильно. В кабину заходит стюардесса и говорит, что у пассажирки истерика. Я прошу привести её ко мне. Молодая девушка вся бледная, трясётся. Я её сажаю рядом с собой и просто разговариваю, объясняю, что у нас всё в порядке. 15 минут спокойного диалога — и никакой фобии. Этот давнишний случай заставил меня задуматься — почему же люди бояться летать?

Так пилот авиакомпании “Победа” Алексей Кочемасов, в Сети более известный как лётчик Лёха, начал встречу с пассажирами в Екатеринбурге. Пришли те, кто обожает небо, и те, кто обожает Лёху. Корреспондент Лайфа скорее относился к третьей группе собравшихся — аэрофобов, которые хотят побороть этот недуг.

Большинство людей боятся летать, потому что не знают, что происходит в самолёте. Непонятные звуки, скрежет, пар. Я, например, сам боюсь поездов. На электричках езжу, да. А вот на дальние расстояния за всю жизнь (лётчику Лёхе 51 год. — Прим. Лайфа) я ездил всего два-три раза. Не могу сказать, что у меня панический страх перед поездом, но чувствую себя неуютно, считаю поезда опасным транспортом, ведь они постоянно сходят с рельсов. И я не понимаю принцип работы — почему колёса вовнутрь рельсов не проваливаются, особенно на поворотах?

Фобия от незнания вылечивается на раз! Достаточно просто объяснить, что и в какой момент происходит.

Вторая группа людей — это те, кто боится, потому что не контролирует полёт. Они говорят: я не вижу, куда летит самолёт, не могу ничего предпринять, от меня ничего не зависит.

Но вы же ездите пассажиром в машине! У водителя руль, педали, а у вас — ничего. И вот в лоб летит КамАЗ. Что вы можете сделать? Ничего.

Третья группа — самая сложная — им нужно сразу к психиатру. Это те, кто внутренне готовы умереть. Когда они узнают, что нужно лететь — за две недели или за месяц, — они начинают себя съедать. Недавно вот в Чебоксарах самолёт выкатился за пределы взлётной полосы. Хотя ничего страшного там не было, СМИ начинают раскручивать: “Никто не погиб”, “Пострадавших нет”. Эта информация везде попадается на глаза, и человек накручивает себя. Готовясь к полёту, он готовится умереть. Думает: самолёты давно не падали, значит, мой упадёт. Он заходит на борт уже с чувством обречённости.

Читайте также:
«Мы продержались»: Савельева и Сафонов пережили кризис в отношениях 30.09.2021

Таких людей очень легко узнать. Мужики обычно напиваются. А алкоголь в воздухе — штука опасная и коварная. С подъёмом на высоту человек испытывает кислородное голодание и алкоголь в организме не расщепляется, то есть не происходит усвоения. Поэтому если выпитые на земле 150 граммов водки — это ничто для здорового мужика, то на высоте ему уже сносит крышу.

Женщин опознать ещё проще. Она накричит на таксиста, на регистрации ей дали не то место, багаж положили не туда, она заходит в самолёт и оскорбляет стюардесс. Женщина начинает скандалить.

Я понял, что таким пассажирам бесполезно что-то говорить, и я не знаю, как с ними бороться. Они опасны. Болтнуло сильно самолёт — паникёр вскакивает и бежит двери открывать. Другие пассажиры, которые не готовы были умирать, поддаются панике и тоже помогают открывать дверь. Стюардессы часто останавливают у дверей тех, кто хочет “выйти” в полёте.

“Как говорили классики, знание — сила”, добавляет Алексей. Именно поэтому он в 2000-х годах и начал вести свой блог лётчика Лёхи. Он помогает людям разобраться в тонкостях авиации, с удовольствием отвечает на все, даже провокационные, вопросы и делает всё, чтобы пассажиры перестали бояться летать. Например, после полёта можно напроситься к Лёхе в кабину пилотов. Так что обязательно слушайте имя капитана, и если будет Алексей, то зайдите на огонёк.

А пока он рассказывает собравшимся о самых популярных страхах и мифах о полётах.

Взлёт — посадка

Кадр фильма “Вид сверху лучше”. © kinopoisk.ru

Почему взлёт и посадка являются наиболее сложными и напряжёнными моментами в полёте? Из-за близости земли. Это дефицит времени. Самолёт разбегается по полосе, скорость растёт-растёт, но он ещё не может взлететь, ещё пока не хватает подъёмной силы. Наступает момент, когда самолёт уже не “бежит”, но ещё не летит, потом отрыв — и всё-таки он летит, но скорость мала, он только разгоняется. И если что-то происходит, запас по времени минимальный — среагировать нужно мгновенно. Одно дело, когда самолёт летит на высоте 12 тыс. м, он до земли будет 20 минут падать — там времени вагон. А у земли всё произойдёт за 20 секунд. И статистика говорит, что катастрофы чаще всего происходят на взлёте/посадке. Случаи, когда самолёт упал сверху, можно пересчитать по пальцам, и то всегда были какие-то внешние факторы — теракты.

При взлёте и посадке допускается крен (наклон) самолёта в 30 градусов. Более того, я вас удивлю, но в инструкции по управлению самолётами Boeing написано, что на них можно выполнять “бочку”. Конечно, это не является нормальной практикой. Boeing пишет о том, что, когда у вас самолёт оказался с креном более 90 градусов (опустил нос или куда-то валится), не надо его уводить, докрутите бочку и летите дальше. По большому счёту, самолёту всё равно, как ты летишь — хоть вверх ногами.

Турбулентность

Не все компании мира в принципе обходят “болтанку” — азиаты всегда напрямую летают. Большинство видео, когда падают подносы и вещи из багажных отделений, касаются азиатских авиалиний. Наверное, дело в менталитете — верят в реинкарнацию.

Если без шуток, то представьте большой стеклянный шар. Посадим туда мышку и пустим в ручеёк. Он плывёт, его качает на течении. Что будет шару? Ничего. А мышке что будет? Тоже ничего, но её будет болтать. Самолёт летит в неравномерной среде — есть воздушные потоки. Между Гренландией и Канадой над морем Баффина (там примерно 800 км, час лёта) дует ветер в среднем 300—400 км в час. Там трясёт всегда. Колбасит от души.

Пристёгиваться нужно почему? Чтобы тебя головой не ударило о потолок, но самолёту ничего не будет. Поэтому вопрос турбулентности вообще не должен стоять. Трясёт и трясёт.

Старый самолёт

Как пассажир оценивает самолёт? Он заходит и видит: новое кресло, ковры, приятный запах — значит, самолёт новый. Но салон самолёта не показатель его технического состояния. Когда были интенсивные перевозки в Египет (именно на этом направлении почему-то всё время летали буйные пассажиры), в новом салоне спустя несколько рейсов уже спинка кресла была оторвана, жвачки налеплены, надписи “Я люблю тебя, Маша”, слово из трёх букв. Если оторвали карман на кресле — надо демонтировать весь ряд кресел, а самолёт должен через полтора-два часа улетать. Его просто не успевают починить.

Возраст самолёта и его надёжность очень слабо между собой связаны. До сих пор есть в мире несколько авиакомпаний, которые эксплуатируют Douglas DC-3. Его перестали выпускать в середине XX века, но на них всё ещё перевозят пассажиров. Один из самых старых парков в мире у American Airlines: средний возраст самолётов — 17 лет. Самый молодой — у “Победы”: у нас самолётам двух лет нет.

Мне доводилось летать на самолётах как очень древней конструкции, так и очень свежей. И оказалось, что новые ломаются чаще. Удивительно, но факт. Это как у машины: когда берёшь с завода, “детские болезни” есть, так и здесь — вылезают всё время какие-то мелкие пакости.

Слова Алексея звучат убедительно. Иногда он переключается на технические подробности, рисует схемы, пишет формулы, оперирует непонятными мне словами. В его профессионализме не сомневаешься. А он, в свою очередь, ручается за остальных: неопытного человека никогда не посадят за штурвал самолёта. Да и вообще, намного опаснее весной курить у подъезда. Сосульки чаще падают.

Ложь «Штрафбата». Что на самом деле представляли собой штрафные части?

В 2019 году исполнилось 15 лет со дня первого выхода на экраны телесериала «Штрафбат». Картина Николая Досталя, снятая по сценарию Эдуарда Володарского, по сей день регулярно демонстрируется различными телеканалами, в том числе и в дни государственных праздников.

Поразительно, но многими «Штрафбат» воспринимается как «тяжелая правда» о войне. Кажется, что в это поверили и сами авторы. Несколько лет тому назад режиссер Досталь обратился с открытым письмом к Генеральному директору ВГТРК Олегу Добродееву по поводу демонстрации «Штрафбата» на канале «Россия». Ему не понравилось то, что из картины был вырезан ряд сцен сексуального характера, а также убраны некоторые ругательства. Досталь заявлял, что он испытал «чувство горечи и стыда за такую грубую, мелочную и ханжескую цензуру».

Читайте также:
«Я себя ощущал как маньяк»: Дава впервые откровенно высказался о расставании с Бузовой 30.09.2021

По какой причине режиссер и сценарист не испытали чувства горечи и стыда за собственное произведение, неизвестно. Между тем авторы переврали историю штрафных подразделений Красной армии чуть более, чем на 100 процентов. Неправда начинается уже на этапе замысла. В интервью изданию «Труд» господин Досталь в свое время заявлял: «Прочитав первые страницы, я понял, что от такого материала отказаться просто нельзя. К тому же я вспомнил, что мой отец не только прошел войну, но и был в плену. Из немецкого лагеря чудом не попал в советский».

Пришла пора ответить несколько ключевых вопросов, связанных с темой штрафных подразделений Красной армии.

Правда ли, что спасшихся из плена отправляли штрафные части?

Согласно опубликованным официальным советским документам, к 1 марта 1946 года, когда основной поток советских военнопленных прошел фильтрацию после возвращения на Родину, ситуация выглядела так: 281 780 человек (18,31%) были направлены к месту жительства, 659 190 (42,82%) зачислены в списки воинских частей, 344 448 (22,37%) включены в состав рабочих батальонов, 27 930 (1,81%) оставались в фильтрационных лагерях и 226 127 (14,69%) были переданы в распоряжение НКВД.

Лица, отправленные в воинские части и рабочие батальоны, спустя некоторое время демобилизовывались и возвращались домой. В отношении лиц, переданных НКВД, продолжалась дополнительная проверка относительно их сотрудничества с гитлеровцами. Далеко не все из этого числа в итоге оказались в советских лагерях. А многие из тех, кто туда попал, получили по заслугам. Это не исключает, конечно, возможности принятия ошибочных решений в отношении тех или иных лиц.

Но ни о каком «чуде», про которое рассуждал автор «Штрафбата», и речи быть не может — абсолютное большинство советских военнопленных не подвергалось преследованию со стороны сотрудников НКВД.

Сколько вообще людей было в штрафных частях?

Оспаривать подвиг людей, честно воевавших в штрафных ротах и батальонах, было бы несправедливо. Но есть довольно красноречивые факты. За весь период Великой Отечественной войны через службу в Красной армии прошли 34 476 700 человек. Из них в штрафных частях служили менее 430 тысяч человек. То есть штрафников в Красной армии было менее 1,5 процента. Уже по этим показателям можно судить о том, сколь серьезной была значимость для общего исхода войны данных подразделений.

Когда и как появились штрафные роты и штрафные батальоны в Красной армии?

Весенне-летняя кампания 1942 года обернулась тяжелыми поражениями Красной армии. Наступление на Харьков не просто потерпело неудачу, а обернулось полным разгромом группировки советских войск. Убитыми, ранеными и пленными Красная армия потеряла около 500 000 человек. Гитлеровцам удалось захватить Крым, в начале июля 1942 года пал Севастополь. Немецкие войска устремились к Волге, захватывая всё новые и новые территории. 7 июля гитлеровцы ворвались в Воронеж, 23 июля пал Ростов-на-Дону. Отступление Красной армии, казалось, приняло необратимый характер. После выхода к берегам Волги и захвата Сталинграда Советский Союз лишался стратегических ресурсов и коммуникаций. Хуже того, прорвавшийся на Кавказ противник мог завладеть нефтепромыслами Грозного и Баку. Решающий успех гитлеровцев на Волге и на Кавказе был чреват вступлением в войну с СССР Японии и Турции, что превращало крайне тяжёлое положение в абсолютно катастрофическое.

В этих условиях 28 июля 1942 года был подписан Приказ Народного комиссара обороны СССР №227, вошедший в историю как приказ «Ни шагу назад!». Текст этого документа, возможно, впервые за войну говорит о том, что Советский Союз несет катастрофические потери: «Территория Советского Союза — это не пустыня, а люди — рабочие, крестьяне, интеллигенция, наши отцы и матери, жёны, братья, дети. Территория СССР, которую захватил и стремится захватить враг, — это хлеб и другие продукты для армии и тыла, металл и топливо для промышленности, фабрики, заводы, снабжающие армию вооружением и боеприпасами, железные дороги. После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 млн населения, более 80 млн пудов хлеба в год и более 10 млн тонн металла в год. У нас нет уже преобладания над немцами ни в людских ресурсах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше — значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Родину».

Крайне жестко оценивается и ситуация, сложившаяся в войсках: «Часть войск Южного фронта, идя за паникёрами, оставила Ростов и Новочеркасск без серьёзного сопротивления и без приказа из Москвы, покрыв свои знамёна позором. Население нашей страны, с любовью и уважением относящееся к Красной армии, начинает разочаровываться в ней, теряет веру в Красную армию, а многие из них проклинают Красную армию за то, что она отдаёт наш народ под ярмо немецких угнетателей, а сама утекает на восток».

Главная задача, которую был призван решить приказ 227, — привести армию в чувство и повысить дисциплину в частях. Для этого решено было воспользоваться немецким опытом, о чем прямо и говорится: «После своего зимнего отступления под напором Красной армии, когда в немецких войсках расшаталась дисциплина, немцы для восстановления дисциплины приняли некоторые суровые меры, приведшие к неплохим результатам. Они сформировали 100 штрафных рот из бойцов, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, поставили их на опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи. Они сформировали далее около десятка штрафных батальонов из командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, лишили их орденов, поставили их на ещё более опасные участки фронта и приказали им искупить свои грехи. Как известно, эти меры возымели своё действие, и теперь немецкие войска дерутся лучше, чем они дрались зимой».

Чем штрафные батальоны отличались от штрафных рот?

Ответ на этот вопрос содержится в самом приказе номер 227. Штрафные роты предназначались для лиц рядового и сержантского состава, штрафные батальоны — для среднего и старшего комсостава.

Делалось это как для сохранения субординации даже среди провинившихся военных, так и по причине разной степени боевой подготовки. У офицерского состава, прошедшего военные училища, она, разумеется, была выше, чем у рядовых, а значит, штрафной батальон был в состоянии решать более сложные задачи, чем штрафная рота.

Читайте также:
Отказы от поцелуев и расписка от Рязанова: 7 удивительных историй из жизни Олега Басилашвили 30.09.2021

Приказ №227 предусматривал формирование в пределах фронта от 1 до 3 штрафных батальонов численностью до 800 человек и в пределах армии от 5 до 10 штрафных рот численностью 150-200 человек.

Удивительно, но создатели «Штрафбата» допускают грубейшую ошибку даже в этом элементарном вопросе. Штрафное подразделение, где вперемешку служат бывшие уголовники, офицеры и рядовые, просто не могло существовать в действительности.

За что попадали в штрафные подразделения Красной армии?

Главная причина — это нарушение воинской дисциплины. Изначально речь, в первую очередь, шла о проявлении трусости, отступлении без приказа и т. д. В дальнейшем в штрафбаты и штрафные роты отправляли лиц, виновных в утрате военного имущества и прочих воинских преступлениях, а также тех рядовых и командиров, которые совершили уголовные преступления в боевых условиях.

Правда ли, что в штрафные роты набирали уголовников?

Никакого специального набора уголовников в ряды Красной армии не было. Начиная с фильма «Место встречи изменить нельзя», где была показана трагическая история рядового Левченко, происходит путаница. Действительно, в годы войны лицам, осужденным за незначительные преступления, а также преступления средней тяжести, предоставлялась возможность вместо тюремного заключения «искупить вину кровью». Осужденный мог подать соответствующее заявление, которое рассматривалось компетентными органами. То есть право на искупление кровью еще надо было заслужить.

Как долго продолжалась служба в штрафных ротах и штрафных батальонах?

В отличие от штрафных подразделений вермахта, где наказание могло быть бессрочным, в Красной армии была верхняя граница — 3 месяца. Такой срок назначался лицам, которым за их преступления в обычных условиях полагалось 10 лет заключения. Лицам, осужденным за менее тяжелые преступления, мог быть назначен срок 2 месяца, либо 1 месяц.

Срок пребывания в штрафных подразделениях сокращался для тех, кто проявил личное мужество и был отмечен командованием либо получил ранение в бою. Существовало правило — если боец штрафной роты или штрафного батальона получил ранение, требующее госпитализации, он считался «искупившим кровью» и освобождался от дальнейшего наказания. Военнослужащие восстанавливались в прежних званиях, а у бывших уголовников погашались судимости.

В особых случаях бойцы штрафных подразделений по ходатайству командования могли быть представлены к награждению орденами и медалями.

Правда ли, что штрафными ротами и батальонами могли командовать сами штрафники?

Это еще одно грубейшее искажение действительности, допущенное авторами «Штрафбата». Лицо, наказанное службой в штрафбате, никем командовать не могло. Состав штрафных подразделений делился на постоянный и переменный. Переменным составом были сами штрафники, постоянным составом являлись командиры подразделений от взвода и выше, назначавшиеся из числа кадровых офицеров, политработники, штабные работники (связисты, писари и др.) и медицинский персонал.

Правда ли, что в штрафных подразделениях Красной армии отсутствовала воинская дисциплина?

Представление о пьющих штрафниках, хамящих командованию, устраивающих драки и насилующих мирное население — это нечто за гранью добра и зла. Дисциплина в штрафных подразделениях была строжайшей, и за ее малейшее нарушение следовало серьезное наказание. В такие части назначались самые надежные и устойчивые офицеры и политработники. Идеологическая обработка личного состава велась постоянно. Картины, представленные в сериале «Штрафбат», не отражают ничего, кроме полного незнания авторами темы.

Действительно ли штрафников расстреливали заградотряды НКВД?

Необходимо начать с того, что сама практика использования заградотрядов в тылу войск во избежание панического отступления ведет свою историю со времен античности.

В годы Великой Отечественной войны заградотряды существовали как в структуре Наркомата обороны, так и в НКВД. Появились они в самом начале войны. Согласно директиве Третьего управления Наркомата обороны СССР о работе в военное время, подвижные контрольно-заградительные отряды предназначались для задержания дезертиров; задержания всего подозрительного элемента, проникшего на линию фронта; проведения предварительного расследования с последующей передачей материала вместе с задержанными по подсудности. Отдельные стрелковые взводы, роты и батальоны при особых отделах НКВД дивизий, корпусов, армий и фронтов предназначались для борьбы с «дезертирами, трусами и паникерами». Эти подразделения, выставлявшие засады и дозоры «на войсковых дорогах, дорогах движения беженцев и других путях движения», занимались «выявлением военнослужащих, самовольно оставивших боевые позиции». Согласно директиве, «всех установленных дезертиров немедленно арестовывают и ведут следствие для предания их суду военного трибунала». В то же время «всех отставших от части военнослужащих организовывают повзводно (поротно) и под командой проверенных командиров в сопровождении представителя особого отдела направляют в штаб соответствующей дивизии».

«В особо исключительных случаях, когда обстановка требует принятия решительных мер для немедленного восстановления порядка на фронте, начальнику особого отдела представляется право расстрела дезертиров на месте», — говорилось в документе. При этом, вопреки бытующему мнению, особисту приходилось отвечать за каждый подобный случай. Если выяснялось, что начальник особого отдела превысил свои полномочия, его самого ждал трибунал.

Как видим, заградотряды были созданы задолго до появления штрафных подразделений.

В приказе 227 предусматривалось создание новых заградотрядов: «2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:

б) сформировать в пределах армии 3-5 хорошо вооружённых заградительных отрядов (по 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникёров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной».

В период с 1 августа по 1 октября 1942 года заградительными отрядами Донского фронта были задержаны 36 109 человек, из которых расстреляны 433, арестованы 736, направлены в штрафные батальоны 33, направлены в штрафные роты 1056, возвращены в свои части 32 933 человека.

Статистика по Сталинградскому фронту за тот же период: всего задержано заградотрядами 15 649 человек, из них расстреляны 278, арестованы 244, направлены в штрафные батальоны 42, направлены в штрафные роты 218, возвращены в свои части 14 833 человека.

Численность заградотрядов в принципе не предполагала создания сплошного фронта за основной линии обороны. Они выставлялись по решению командования за спиной у части, чья устойчивость вызывала наибольшие сомнения.

Задача массово расстреливать своих перед заградотрядами не ставилась, поскольку требовалось обратное — привести людей в чувство и вернуть в бой. Как видно из статистики, она вполне успешно решалась.

Могли ли заградотряды оказаться за спиной у штрафных рот и батальонов? Да, если командование имело основания полагать, что штрафники морально неустойчивы и могут начать отступление.

Читайте также:
Чулпан Хаматова: вечная бунтарка с большим сердцем 01.10.2021

Но никаких расстрелов целых рот не было и быть не могло, ибо, повторим, задача была обратной — вернуть людей в бой, а не помочь немцам в их уничтожении.

Правда ли, что сбежавшие из плена советские солдаты и офицеры попадали в штрафные части?

Бывшие военнопленные и лица, побывавшие в окружении, проходили проверку органами НКВД. Согласно опубликованным данным, к марту 1944 года через проверку в спецлагерях прошли 256 200 военнослужащих, из которых в ряды Красной армии вернулись 223 281 человек, в конвойные войска были зачислены 4337 человек, направлены в оборонную промышленность 5716 человек, убыли в госпитали 1529 человек, умерли 1799 человек, арестованы 11 283 человека, направлены в штрафные подразделения 8255 человек. Общее число лиц, попавших под репрессии (арестованных и направленных в штрафные подразделения), составляет 7,6% от общего числа.

Очевидно, что для того, чтобы угодить в штрафбат, нужно было вызвать у НКВД очень серьезные и обоснованные подозрения. Это, конечно, не исключает возможности ошибки, но не делает это явление массовым.

Действительно ли бойцы штрафных подразделений были обречены на смерть?

Потери в штрафных ротах и штрафных батальонах действительно были существенно выше, чем в обычных подразделениях. Это объясняется тем, что использовались они в наступлении, при котором потери всегда выше, чем в обороне, и на наиболее опасных направлениях.

Но то, что погибали все, — миф. Как уже говорилось, раненые и проявившие мужество покидали подразделение по иной причине — считалось, что они свою вину полностью искупили.

«Военных консультантов у нас практически не было потому, что, предвидя возможные к нам претензии, мы никого не хотели подставлять, решили всю ответственность взять на себя», — заявлял режиссер Досталь в интервью.

Можно констатировать, что авторы «Штрафбата» несут ответственность за создание фильма, полностью переворачивающего реальность войны. Спустя 15 лет после своего создания «Штрафбат» своей ложью отравляет сознание молодежи, рассказывая не о настоящей правде войны, а фантазиях, родившихся в головах авторов. Фантазиях, надо сказать, весьма грязных и недостойных.

Штрафбат

Сериал я посмотрел ещё во времена его первого показа, потом его неоднократно повторяли, так как успех пришёл к нему сразу же. С тех пор прошло много времени, но РТР (Канал Россия, простите) не может повторить его успех, снимая бесконечные “100 дней до приказа Лейтенанта Удальцова” и другие сериалы. Что бы они ни делали – приглашали известных актёров, делали максимум реализма, делали продолжения и предыстории известных фильмов (я про “Исаева”) – но нихрена: проходят мимо, а “Штрафбат” в памяти. Несмотря на большое количество ляпов и штампов.

Первое правило создания современного фильма про войну – Отец солдатам – командир, которого все любят и всегда слушаются. Сэтой ролью справляется здесь Алексей Серебряков. Справляется на пятёрку с минусом, падая со слезами на колени перед помощниками, заставляя посылать на мины солдат.

Естественно, герою нужно придумать предысторию – Васю Твердохлебова (идеальная суровая фамилия, и главное РРРРРРУССКАЯ, штамп соблюдён) в начале фильма берут в плен, показывая нам неплохую и мужественную сцену посылания фашиста, похожего на ведущего “Человека и Закона” на три буквы по очереди солдатами, затем расстрел, причём расстрел своими же предателями (фраза “Заткнись СУКА” прочло вошла в интернеты). Серебряков оживает, эпически вылазиет из могилы и кое-как добирается до своих, где вступает силу второе правило современного фильма о войне, самое знаменитое:
Кровавая Гэбня – НКВДшники, которые только и делают, что сажают и расстреливают, приписывая бежавшим из плена всякие байки и отправляя тысячи солдат РККА на убой. Здесь кровавой гэбне отводится большая роль – к середине сериала появится Майор Харченко, толстый, наглый и уёбищный. ГБ-ист только и делает, что указывает генералам, что им делать и куда идти, делает подляны главному герою, посылает их на невыполнимые задания и обязательно получает в табло. Типаж на пятёрку исполнен Романом Мадяновым, который рассказывал, что ему однажды едва не начистили табло алкаши на улице за эту роль. Конечно же, есть такие моменты как “По изменникам Родины – огонь”, сказанные из уст сытой ряхи в НКВДшной форме и то, что НКВДшники много жрут, а солдаты голодают.

Тут надо сказать, что именно после этого сериала штамп “Гэбня” обрёл полную силу – до этого в фильмах НКВД не так лютовала. Но тогда это была первая попытка в этом роде, поэтому мы ещё тогда не плевались от гнусности карательных органов. Было ли такое на самом деле, сведения идут противоречивые, а дыма без огня не бывает.
Третье правило создания фильма о войне – грамотные батальные сцены с непременным замедленным действием. Батальных сцен в Штрафбате увы не так много, а те что есть – поставлены вяло. Поэтому на помощь пришло слоу-мо, добавляющее эффектности. Тем не менее, оружие применяется часто, ситуация всегда напряжена, за героев немного переживаешь, ибо заметных персонажей первую половину сериала убивают довольно много. По тем временам, слоу-мо смотрелось эффектно, сейчас – нет, так как в каждом втором фильме, “Штрафбат” – и здесь законодатель моды. Один из.
Итак, Вася Твердохлебов сумел грамотным командованием и харизмой навести баланс между политическими и уголовниками и стал командовать батальоном. Батальон его в ответ сильно зауважал. Надо сказать, уголовный мир и предыстории зэков раскрыты очень хорошо, тут надо отдать должное покойному Юрию Степанову, сыгравшему Антипа Глымова, главаря зэков и позже лучшего друга Твердохлебова.

Не обошлось и без штампов – зэки разухабисты, матерятся, поют частушки, распиздяйничают, любят усиленно подымать лут с фашни. Не обошлось и без игр в карты и поножовщин, а также одного изнасилования. Это было четвёртое правило создания фильма о войне и мы переходим к пятому:
Религиозный вопрос. Всем было тогда известно, что Бога нет, религия – опиум для народа, церкви взрывались. Но вот к отряду прибивается священник, довольно, кстати, прикольный, тут актёр постарался – и молитву скажет, и в табло даст. и стреляет хорошо. Ток вот проблема – читает зэкам Библию в перерывах между боями, а это ой как нельзя, говорит Харченко. На что священник парирует, что законом не запрещено, но тем не менее. Более того, батюшка воюет ВСЕГДА В РЯСЕ, что может быть несколько неудобно, но до самого конца рясу он снимать отказывается. Молитвы батюшки реально начинают помогать, накладывая “код на бессмертие” главным героям. Бесспорно, религия воодушевляет людей на хорошие дела, но IDDQD в КАЖДОЙ серии (с момента появления священника погибают только статисты, герои, исполненные известными актёрами – остаются до какого-то момента в живых). Видно, что создатели фильма были весьма религиозны, либо решили сыграть на чувствах верующих (меня в том числе, я частично ПГМнутый, как любят говорить в инетах). Ну и появление Божьей Матери в финальном бою – это, конечно эпик и очень грамотный ход, но. это же не совсем фантастический боевик. Впрочем, фильм у нас и не документальный, так что можно.

Читайте также:
👍 Кремлевские отпрыски: как сложилась судьба детей 7 руководителей СССР? 19.11.2020

Переходим к шестому правилу создания современных сериалов и кино о войне – показать власовцев. Предателей в войну было много, но в каждом фильме предателей только два вида – бандеровцы и власовцы (хотя их было гораздо больше, и не только там). Ясное дело, что тогда (на момент показа сериала) был политический конфликт с Украиной, и было принято часто показывать братьев-славян в нехорошем или юмористическом ключе (кстати, присваивание отрицательным героям фамилий на -ко и -юк тоже сюда относится). Мне Украинизация злодеев не нравится, хоть я и сам не хохол. Кстати, мы не заметили, как плавно перешли к седьмому правилу создания кино о войне – Национальный Вопрос.
Вспомните старые фильмы о войне – национальность подавалась максимум только в юмористическом, невысмеивающем ключе. Сегодня создатели фильмов про ВОВ отыгрываются по полной – педантичность немцев, глупость и власовство украинцев, алкашизм и гэбнизм русских, сексуальная озабоченность и наглость кавказцев. Кавказец непременно должен махать ножом, нарушать приказ и конечно же, танцевать лезгинку. Здесь кавказцев было немного, но тема тем не менее слегка раскрыта. Другое дело – еврей, здесь рядовой Цукерман – один из главных героев. Существует байка, что на эту роль пробовался Максим Галкин-Пугачёв, пародист, но предпочли другого еврея. Естественно, национальный вопрос во всей красе – травля по нацпризнаку, хитрожопость (про самострел), выпутываемость из любой ситуации и половой гигантизм. Хорошо хоть не пел про тётю Цилю из Одессы.
Нельзя забывать и о ещё одном правиле – показать ЖЕСТЬ: жестокости и крови тут хватает, так как фильм про войну. Особняком выделяется частоиспользуемый штамп “Говорящий с кишками” (смерть “Мерзликина”), который был, кажется ещё задолго до этого сериала, но обрёл некий Тарантинический пафос, из-за чего я его не люблю.
Пора подходить к концу; штампов и правил создания современного фильма о войне ещё много, но один из них, самый обязательный, сценарист оставил под конец – Героическая Смерть.
[ Спойлерец ]
В конце всех убили, кроме Твердохлебова и Священника. Убили жестоко – Разнесли из артиллерии, что позволило основным силам Советской Армии выиграть более важный бой. Эпичен сам момент с Васей, где он сидит с мрачным взглядом на разрушенном орудии. Он получит, скорее всего, звание подполковника, но отряд не вернёшь. Финал сериала очень открыт, но продолжения снимать не стали.

———-
Вывод. Сериал хорош с художественной точки зрения – актёрский состав отличный (Серебряков, Степанов, Баширов, Смоляков, Деревянко, Мадянов и другие) и их отличная, местами с переигрыванием, игра, внятный сценарий (на моём языке внятность сценария означает минимум провисающих и нудовых филлерных моментов, смысл во всех действиях персонажей, отсутствие сюжетных ляпов), война и её жестокость показаны. С документальной точки зрения вызвано много срачей, невзирая, правда, на то, что многие штампы закрывались логичными сюжетными ходами (например, Вася сам говорит, что командовать штрафбатом зэк не может, но ему объясняют, что заниматься этим пока некому, так что иди ты). В сериале есть душа, его интересно смотреть, и на тот момент он действительно лучший из сериалов про войну.
Но есть, увы, ряд минусов. Несмотря на всю свою хорошесть, сериал дал миру ряд штампов, которыми до сей поры пользуются киноделы, часть из них я уже перечислил выше, часть вспомнится в обсуждениях и других обзорах.

Юрий Степанов: Штрафники сводили фрицев с ума

ЮРИЙ СТЕПАНОВ И ПОЛИНА КУТЕПОВА: любовные сцены Глымова и Катерины дались актерам нелегко

Это первый правдивый кинорассказ о судьбах солдат Великой Отечественной, воевавших в составе штрафных батальонов. Шансов выжить у них не было практически никаких. Нашему корреспонденту удалось встретиться с исполнителем одной из главных ролей – актером Юрием СТЕПАНОВЫМ.

– Юра, некоторые серии «Штрафбата» по накалу драматизма настолько тяжелы, что многие смотрят их со слезами на глазах…

– Никто не стремился, чтобы зрителю было страшно. Наоборот, многие вещи сознательно смягчались, много жесткости было убрано из сценария.

АЛЕКСЕЙ СЕРЕБРЯКОВ В РОЛИ КОМБАТА ТВЕРДОХЛЕБОВА: и один в поле воин

Я читал книги, документы тех лет, и могу сказать точно: если бы все, что было на самом деле, один в один перенести на экран – смотреть на это в принципе не смог бы никто.

– Что вас больше всего поразило в архивных документах?

– Штрафбатникам, например, запрещали во время атаки кричать «За Родину! За Сталина!» и «Ура!». Можно было просто кричать, материться – все, что хочешь, кроме этих лозунгов.

Я читал записки немецкого солдата, он был пулеметчиком в расчете и с напарником пристреливал свой «МГ-18» на высоту, которую должны были взять советские войска. И вот наши идут, а он их расстреливает – сотню, вторую. И никак не может понять, почему же они все-таки бегут на эту высоту. Его напарник сошел с ума. Он бросил оружие и не мог больше стрелять. Если на это был расчет командарма – он своего добился: один немецкий пулеметчик вышел из строя. А сколько было случаев, когда штрафников посылали на заминированные поля, которые просто не успевали очистить до подхода основных войск.

– А почему такое лаконичное название?

– Когда Николай Досталь снимал «Гражданина начальника», он сказал, что его героем будет человек из Красной книги.

КАДР ИЗ СЕРИАЛА: в штрафбатах расстреливали без суда и следствия

А здесь прямо заявил: «Я хотел бы назвать сериал «Они погибли за Родину», но это созвучно со знаменитым фильмом «Они сражались за Родину». И остановился на названии «Штрафбат».

Читайте также:
Богини Олимпа: 15 самых красивых российских спортсменок на Олимпиаде-2021 28.07.2021

– Где проходили съемки?

– В городе Торжок, во всей Тверской губернии, а в основном – в северной части Подмосковья. Местные жители реагировали на нас по-разному. В Торжке, например, говорили: «Да у нас только и снимать Великую Отечественную». Там со времен 40-х практически ничего не изменилось.

Массовка испугалась

– Батальные сцены дались тяжело?

– Поскольку все связано с пиротехникой, действительно опасность была. Вначале на предполагаемых местах взрывов расставляют флажки. Но потом-то, когда бежишь в кадре, флажки вынимают! И уже после первых взрывов абсолютно не помнишь, где должно рвануть. Постепенно привыкли: ну взорвешься, все равно надо бежать. Съемки были тяжелые, в том числе и для массовки. Солдаты, которых привозили, думали, что кино – это весело. Но когда им сообщили, что придется бежать по минному полю (пусть даже начиненному пиротехникой), многие просто отказались. Потому что и опасно, и страшно.

УГОЛОВНИК ГЛЫМОВ: сражался не за Сталина, а за Родину

Лично я отказался, чтобы на съемках мне стирали нижнюю рубашку и гимнастерку. Потому что, когда я влезал в это вонючее белье, в сырые сапоги и портянки, которые стояли колом, то лучше представлял, какая была психика у этих людей. Теперь я понимаю, почему настоящие фронтовики, вернувшись домой, спали на полу, орали во сне, пили по-черному.

– Какая сцена оказалась для вас самой трудной?

– Когда в одной из серий шел разговор про каннибализм в Орловской губернии. Долго решали вопрос, как это показать. Делали шесть дублей, пробовали по-разному. Мне дали подольше посидеть, подумать на эту тему, за кадром Вася Мищенко – спасибо ему большое – подыграл хорошо, и получилось. Но сама история очень тяжелая.

БАТАЛЬНАЯ СЦЕНА: артистам было по-настоящему страшно

Еще одна из сложных сцен – когда мой герой, Глымов, встречается с Катериной – Полиной Кутеповой. Хорошо, что мы с Полиной знаем друг друга с 1988 года, вместе учились, работаем в одном театре – мы сыграны.

– В фильме много оружия. Актеров консультировали, как с ним обращаться?

– Я с оружием общаюсь с детства, мне было нормально. Ну, и, конечно, с нами работали консультанты. Сначала мне это очень нравилось – немецкий пистолет-автомат, ты стреляешь с чувством, с азартом. Потом начало надоедать: каждое утро приходишь, одеваешься, тебе вручают автомат, и ты идешь воевать. Думаю, нормального человека оружие на каком-то этапе должно отталкивать.

– Что для вас главное в этой работе?

– Что тема войны вообще зазвучала с экрана. Спроси сейчас любого мальчишку – он знает, что американцы воевали во Вьетнаме, что они воюют в Ираке.

ПОСЛЕДНИЙ БРОСОК ШТРАФНОГО БАТАЛЬОНА: через подвиг – на небеса

А когда его спрашиваешь о Великой Отечественной войне, то, мало того, что он не знает дат, – он понятия не имеет, с кем в то время воевала Советская Армия! Я недавно смотрел передачу «Самый умный». Кажется, какие дети! Вот кто сможет управлять страной! И вот один мальчик выбирает сетку «Кино». Вопрос про «Гарри Поттера» – быстрый ответ. «Властелин колец» – то же самое. «Белое солнце пустыни» – не знаю, мимо. Все отечественные фильмы – мимо. Я рад, что вложил лепту в отечественное кино, что рассказал про соотечественников, которые в свое время не спасовали, а взяли в руки оружие и пошли защищать свой кусок земли. Мне трудно говорить, хороша или плоха наша картина, – но ее смотрят. И ребенок хотя бы просто спросит у родителей: а кто это с кем воюет? Уже хорошо.

* Штрафбаты стали создаваться в 1942 году после приказа Народного Комиссара Обороны СССР № 227, более известного как Приказ Сталина «Ни шагу назад!».

* Существовали две разновидности таких воинских подразделений.

ШТРАФБАТ, который состоял из проштрафившихся офицеров и политработников старшего и среднего звена. Приговор выносил военный трибунал фронта.

ШТРАФНЫЕ РОТЫ, набиравшиеся из рядовых, сержантов и уголовных элементов, этапируемых на фронт из мест заключения. Рядовые красноармейцы попадали в роты без суда, согласно полковому приказу.

* Только в 1942 – 1943 годах на фронт было отправлено более 155 тыс. бывших зэков.

* Штрафники должны были быть разжалованы в рядовые и лишены наград на время отбывания наказания. Командиры получали неограниченную власть над подчиненными. Например, право расстрелять на месте каждого из них за малейшее непослушание.

Режиссёр «Штрафбата» Николай Досталь: «История должна быть такой, какая она есть»

За последние полтора месяца знаменитый кинорежиссёр Николай Досталь написал сразу два открытых письма – и оба касались его «Штрафбата», сериала, давно уже признанного профессионалами и любимого широким зрителем. Своё послание министру культуры Владимиру Мединскому, затрагивающее вопросы «искажений военной истории», Досталь отправил буквально на прошлой неделе. После чего нашёл время, чтобы ответить на вопросы «Киноридуса» – не только об исторической правде, но и о цензуре, пиратстве и перспективах телевизионного кино в России.

— Ваш многосерийный фильм «Штрафбат», премьера которого состоялась девять лет назад, этим летом вновь оказался в центре общественного внимания. В июне Вы написали открытое письмо генеральному директору ВГТРК Олегу Добродееву о «противозаконной цензуре», а буквально на днях – письмо министру культуры Владимиру Мединскому, в котором не соглашались с замеченными им «искажениями военной истории в период Великой Отечественной войны»…

— Да, так совпало. Добродееву я писал по поводу цензурных купюр в фильме. Тут должно было быть согласие авторов, создателей фильма — сценариста, режиссёра, продюсера. А нас ни о чём не оповестили — это нарушение авторских прав. Я уж не говорю о нравственной стороне этого дела, о том, что именно вырезали, какие словечки и слова. Я говорю о том, что вообще нельзя трогать произведение без согласия авторов. Если б мне позвонили и сказали: «Николай Николаевич, мы хотим показать фильм в прайм-тайм, но у нас есть опасения, мы больше не хотим, чтобы с экрана звучали такие слова», я бы ответил: «Показывайте в двенадцать часов ночи — или не показывайте вовсе. Но трогать, резать – зачем?!». Между прочим, Олег Борисович очень быстро откликнулся на моё письмо, сказав, что юрист ВГТРК вскоре ответит на все мои вопросы и объяснит, почему они поступили именно так. Но ответов в письменном, как я бы хотел, виде я до сих пор не получил.

Читайте также:
Обидные детские клички звезд: как дразнили зарубежных знаменитостей 07.09.2017

— Кстати, ведь ещё более страшная ситуация случилась с «Семнадцатью мгновениями весны», которые были не только раскрашены, но и перемонтированы! Там каждая серия была сокращена до нынешнего формата в 51 минуту.

— Я об этом не знаю, но думаю, там другая была причина, может быть, чисто технологическая. Как говорят на ТВ: «вогнать в формат, в программную сетку»… Но без согласия авторов этого делать нельзя. А у меня причина, я считаю, идеологическая. Ведь есть же ограничения: 16+, 18+, этого достаточно, исходя из этого и надо планировать показ. В фильме нет никакого крепкого, отборного мата. Там есть слова, без которых на фронте вообще не обойтись, а тем более уголовники в штрафбате воюют, поэтому ну как. А они это вырезали прямо по живому. Даже песню. Вот казалось бы, из песни слова не выкинешь – выкинули!

— А вот по поводу исторических искажений – я вот учился ещё в советской школе, когда о многих вещах говорили совершенно не так, как говорят сегодня. Поэтому я вашему «Штрафбату» склонен верить абсолютно.

— Вы читали моё письмо министру, я там всё объясняю, почему получилось так, а не этак. Действительно, гладко было на бумаге, да забыли про овраги. Исключений было просто масса, отклонений от приказов… И вот на этом основании была построена драматургия сценария Эдуардом Володарским. Поэтому мне кажется, что мы не исказили историю, а сфокусировали, сделав те акценты, которые посчитали нужным сделать, высветили малоизвестные стороны войны. Мне кажется, я довольно убедительно и доходчиво изложил всё это в письме, и мои комментарии сейчас излишни. Они могут последовать только после того, как я получу ответ. Или «Российская газета» получит ответ — а они надеются на то, что полемика может быть продолжена на страницах газеты.

— А как Вам кажется, в чём истоки этой борьбы за «историческую правду»? Ведь начинаешь уже теряться, кому верить, а кому нет.

— Понимаете, вот тот же наш министр как-то высказался в том плане, что показ истории своей страны (если вы её любите) должна быть позитивной. Но я считаю, что история должна быть такой, какая она есть. Она не может быть негативной или позитивной. Всё должно быть изложено максимально объективно. Её нельзя изложить красиво или некрасиво, правильно или неправильно, позитивно или негативно, иначе это будет какой-то абсурд, такие критерии к истории неприложимы.

У нас такая история, что можно испытывать и радость от некоторых её страниц, и горечь, и стыд. Следует всё это освещать, а не замалчивать. Как сказал Николай Рерих, камни прошлого – это ступени в будущее. Надо по-честному говорить обо всём, что было у нас и во время войны, и до войны, и после войны. А мы хотим что-то приукрасить, что-то сгладить, и считаем, что открыто говорить о самых трагических страницах нашей истории — не патриотично. Что так? Абсурд! Почему? Я вот себя считаю вполне патриотом, но патриотизм – это интимное чувство, само собой разумеющееся, это как любовь к матери, к отцу, к своему городу, к своей стране. Мы же не выходим на Красную площадь кричать: «Я люблю свою маму! Я люблю своего отца!» Чего же мы будем кричать «Я люблю свою родину»? А как тебе её не любить, если ты тут родился? Если ты, как я, например, где родился, там и пригодился? Любовь к Родине — на генетической основе, она неизбывна, если ты здесь живёшь и собираешься жить дальше. Но стесняться, стыдится каких-то трагических страниц своей истории — это негоже.

— Позволю себе перейти от вопросов истории к вопросам искусства. Я сам очень люблю ваши полнометражные фильмы («Облако-рай», «Коля – перекати-поле», «Петя по дороге в Царствие Небесное»), но широкой аудитории вы всё же в большей степени известны как режиссёр многосерийных телевизионных картин. Причём существует даже такое мнение, что у нас в стране хорошие сериалы снимают только два человека: это Николай Досталь и Сергей Урсуляк. Как Вам кажется, каковы вообще перспективы этого многосерийного жанра в России? Сможем ли мы в этом отношении когда-нибудь исполнить заветную мечту – догнать и перегнать Америку?

— Нет, догнать и перегнать Америку в этом плане в ближайшем будущем мы не сможем. Там кино – это индустрия, и производство телевизионных фильмов — тоже индустрия. У нас индустрии кино нет. У нас это всё ещё в очень шатком положении находится, поэтому даже думать об этом не стоит. Телевизионное кино у нас есть, это да, но руководство телеканалов больше делает акцент на фильмы развлекательного плана. Это печально, что на нашем отечественном телевидении преобладают развлекуха, детективы. А если бы всё-таки был сделан акцент на более серьёзный продукт (или как говорят теперь — контент), то и было бы, наверное, у нас гораздо больше фильмов, вызывающих интерес у думающего, зоркого зрителя. Но, к сожалению, этого нет. А всё зависит от телевизионных каналов — они должны быть заказчиками серьёзного телевизионного кино, а режиссёры и сценаристы найдутся. К тому же здесь уже не стоит особенно вопрос бюджета, как в кино. Это в кино бюджет — главное, а на телевидении это уже второй вопрос. Потому что там всегда за счёт рекламы можно отбить любой бюджет.

— Получается, снимать телевизионное многосерийное кино выгоднее?

— Не то что выгоднее, тут дело в другом. От того, что у нас отсутствует кинотеатральный показ российского кино, деньги на фильм найти сложнее. Государство хорошо, если даёт одну треть (а то и меньше), а остальное надо добывать. Но кто даст на кино, которое потом нигде не покажешь, не окупишь, ничего не вернёшь? А на телевидении по-другому всё построено. Тут если есть сюжет – есть и сценарий, находится режиссёр, и тут же появляется бюджет — если каналы заинтересовались. Поэтому иногда идёшь снимать телевизионный фильм, чтобы не сидеть без работы. Вот Урсуляк опять будет сейчас снимать для ТВ – «Тихий Дон». А я уже почти два года отказываюсь от телевизионных проектов, потому что у меня есть сценарий двухчасового фильма, на который Фонд кино даже выделил деньги. Только он выделил вот столько (складывает пальцы в невидимую стопку – ММ), а мои продюсеры должны найти ещё вот столько (стопка раза в два больше – ММ). И до сих пор не могут найти. И вот я уже год являюсь заложником этого сценария под названием «Монах и бес», который специально для меня написал Юрий Арабов. Но не знаю, сколько ещё смогу выжидать. А потом что — возьмусь за телевизионные проекты, от которых я до сих пор отказывался.

Читайте также:
Наргиз уличила Малахова в продажности 30.09.2021

— Кстати, совсем недавно на ТВ вновь показывали ваш многосерийный фильм «Раскол» о расколе русской православной церкви. Казалось бы, середина XVII века, а на самом деле — очень современная картина, сюжет которой созвучен нашему времени…

— Солженицын сказал, что если бы не было XVII века, может быть, не было бы и 17-го года! Это вот тогда эта трещина — бу-бум! – и пошла-пошла по векам, по векам, по векам… И дошла уже до XXI века! Так, что слово «раскол» стало очень обиходным словом в стране.

— А «Монах и бес» — это про что будет кино?

— Про монаха и беса. Это XIX век, времена Гоголя и Пушкина, замечательная чертовня. Трагикомического характера. На эту тему такого кино не было: чтобы монах и бес – и вдруг комедия. И казалось бы – такой сценарий супероригинальный, а вот деньги найти не можем! Хотя мы его позиционируем как зрительское кино. Мне ведь за «Облако-рай» дали приз на первом фестивале российского кино в Сочи (тогда он ещё не обрёл название «Кинотавр») с очень лестной для авторов формулировкой: «За разрушение барьера между фильмами для избранных и кино для всех». Вот и «Монах и бес» — здесь и фестивальная судьба прорисовывается, и коммерческая – за счёт жанра, за счёт того, что там молодые герои.

— А Вы вообще верите в наш прокат?

— Ну как я могу сказать… Вот что у нас сейчас с прокатом. Нет, я не верю, что если вдруг российское кино пойдёт на всех экранах, то оно себя окупит. Зритель настолько уже, по-моему, отвык смотреть наше кино и привык к кино «попкорновому», что я не знаю, как его опять обратно привлечь. Только качественными, профессионально снятыми фильмами.

— Но зритель, кстати, весьма активно смотрит российское кино, скаченное с торрентов. И очень многие авторские фильмы – и ваши тоже – имеют в этом плане очень хорошие показатели. Каково ваше отношение к данному процессу – и к принятому недавно антипиратскому закону, призванному это всё ликвидировать?

— Я не продюсер, поэтому говорю: смотрите, смотрите! Но будь я продюсером, то был бы, конечно, против того, чтобы моё кино вот так бесплатно скачивали. А как режиссёр я рад, что мои фильмы смотрят, пусть и в Интернете. Но если серьёзно, надо это оплачивать, как во всём мире. В США, например, это недорого. У меня есть знакомый, который платит, кажется, тридцать долларов в месяц – и без ограничений может смотреть любые фильмы. А у нас этого нет и, по-моему, нескоро так будет.

Хотя ладно Интернет — но почему разрешают продавать фильмы на пиратских дисках?! Куда ведь проще ликвидировать эту продажу! Тут-то, казалось бы, не надо никаких технологий, нужна просто, как все говорят, «политическая воля». А то я смотрю: президент на всех встречах очень аккуратно всё записывает, вроде бы позитивно реагируя на слова, допустим, Говорухина о том, что пора прекратить это пиратство. Вот так и хочется спросить: «Владимир Владимирович, а куда потом эти записки? Куда это всё. » А ведь Интернет есть ещё далеко не у всех по России, а диски пиратские продаются вовсю, везде, по 150 рублей восемь фильмов! Поэтому лучше бы уж сперва исключили DVD-пиратство, а уж потом брались за Интернет.

— Просто это ведь очень по-нашему: нам куда легче бороться с чем-то воздушным, что нельзя даже пощупать…

Штрафбат

    • 2004
    • Россия
    • Боевик, Драма, Военный
    • Режиссер: Николай Досталь
    • В ролях: Алексей Серебряков, Юрий Степанов, Александр Баширов, Илья Коврижных, Алексей Жарков, Михаил Еремеев, Роман Мадянов, Дмитрий Назаров, Андрей Смоляков, Виктор Супрун

    О штрафниках военные историки говорить не любят, их братские могилы безымянны.
    Штрафбаты бросали в атаки на самые неприступные участки обороны немцев. Штрафбаты было вовсе не обязательно снабжать боеприпасами и провиантом, часто еду и оружие они добывали сами, в бою.

    Смерть окружала их со всех сторон: спереди их косили пулеметы противника, сзади — пулеметы заградотрядов НКВД. Фильм рассказывает о трагических судьбах штрафников, жизнями которых добивались победы в самый тяжелый период Великой Отечественной войны…

    7.803 / 48837

    Описание серий

    Серия 1

    Твердохлебов попал в плен к немцам в самом начале Великой Отечественной войны. Всех, кто отказался воевать на стороне фашистов, расстреляли, а он чудом остался жив. Раненый, он выбрался ночью из страшной могилы и дошёл до своих.

    Бывших пленных и вырвавшихся из окружения допрашивают следователи НКВД. Твердохлебова обвиняют в предательстве и предлагают искупить вину кровью, став командиром штрафного батальона (не хватает кадровых офицеров).

    Под начало Твердохлебова попадает вор в законе Глымов, которому надоело валяться на нарах, политзаключённые Родянский и Баукин, защищавшие Советы от белогвардейцев. Вместе им предстоит воевать на передовой.

    Серия 2

    Твердохлебову предстоит организовать боеспособный отряд. Он назначает командирами рот Баукина и Глымова. Глымов неохотно принимает на себя роль начальника, зная, что его подопечные могут убежать с первого же боя. Но Твердохлебов предупреждает, что штрафники в любом случае отправлены на гибель — во время атаки штрафников их позиции займёт заградотряд НКВД,и если люди Твердохлебова погибнут не от пули фашистов в бою, то от пули советских особистов.

    Перед штрафбатом поставлена задача — взять высоту 114. Батальону придётся прорываться к высоте по заминированному полю. Глымов отказывается вести своих людей на мины. Комбат понимает, что многие погибнут на минном поле, но он также знает, что приказ нужно выполнить любой ценой. Он встаёт перед ними на колени… Ценой огромных потерь высота взята. Но не все выдержали шквал немецкого огня, многие повернули назад…

    Серия 3

    В бою за высоту № 114 погибло более 500 человек. В батальоне осталось всего 200 бойцов. Голодные, уставшие, но воодушевлённые первой своей победой солдаты играют в карты. Игра заканчивается дракой. Витюня требует назад проигранную им цепочку и его убивают. Комбат приказывает Глымову расстрелять Цыпу, убившего Витька. Приговор приведён в исполнение. Твердохлебов получает выговор от генерала за самоуправство, ему грозят Колымой. Твердохлебов подаёт генералу прошение о пересмотре дел бойцов, героически проявивших себя в бою, — и тех, кто остался жив, и тех, кто погиб. Прошение комбата принимают, но без восторга.

    Читайте также:
    А ху-ху не хо-хо? Барские замашки 5 звездных богатеев 11.06.2020

    Батальон голодает уже два дня. Отчаявшись, несколько бывших зэков, переодевшись в немецкую форму, решают разжиться едой у «краснопёрых» — заградотряд от голода не страдал. Вломившись на полевую кухню, они захватывают тушёнку и кашу. Руководство, конечно же, не оставляет эту вылазку без внимания: утром в штрафбат с обыском приезжает майор Харченко. Но никаких следов бесшабашной выходки он не находит, налётчиков никто в штрафбате не выдал. Взбешённый Харченко арестовывает несколько первых попавшихся ему на глаза бойцов, чтобы учинить расправу. Штрафники погибают при попытке к бегству.

    Серия 4

    И снова батальон Твердохлебова идёт в атаку. Для юного Цукермана это первый в его жизни бой. Он попал в штрафбат за то, что подрался со своим капитаном, который оскорблял его, называя жидом. Испытание первым боем молодой солдат не выдерживает: чтобы избавиться от этого кошмара, он простреливает себе ногу и попадает в госпиталь. Командование ставит перед Твердохлебовым новую задачу — необходимо взять вражеского языка, причём важно было, чтобы немец был из офицерского состава. Все предыдущие вылазки в немецкий тыл заканчивались гибелью разведчиков. Комбат посылает в разведку 6 человек, назначив главным Глымова. Приказ начальства был суров: без «языка» не возвращаться. Операция проходит успешно, немецкий офицер и важные карты доставлены в срок. Вот только цена этой военной удачи была велика: кто-то застрелен, кто-то утонул, ведь спасали в первую очередь немца — без него жизнь штрафбатовцев не имела смысла. Майор Харченко, который не скрывает своего подозрительного отношения к Твердохлебову, предлагает ему писать доносы на своих солдат. Но комбат отказывается…

    Серия 5

    В госпитале Цукерман встречается с капитаном Бредуновым, из-за драки с которым он попал в штрафбат. Они снова устраивают драку, раненые едва успевают растащить их в разные стороны, чтобы дело не дошло до убийства. Разведывательная группа Глымова приближается к вражеским укреплениям, решив дождаться темноты, чтобы взять языка. Ценой огромных потерь им удаётся захватить немецкого офицера…

    Серия 6

    В освобождённой от немцев деревне Глымов встречает Катерину, женщину с которой ему первый раз в жизни захотелось остаться навсегда. Руководство решает бросить штрафбат Твердохлебова на хорошо укреплённый немцами участок, провести разведку боем и закрепиться там. Командование понимает, что место это гиблое и почти наверняка там все погибнут. Батальон Твердохлебова вновь выполняет приказ ценой огромных потерь, после чего руководство приказывает им отступить на прежние позиции. Твердохлебов приносит к генералу Лыкову рапорт с просьбой отстранить его от командования батальоном. Лыков разочарован этой просьбой комбата — он хотел представить его к награде. Майор Харченко пытается забрать рапорт Твердохлебова, чтобы возбудить против него новое дело…

    Серия 7

    Батальон Твердохлебова получает приказ очистить город Млынов от укрывшихся там немцев и полицаев, не успевших сбежать при отступлении. Солдат Булыга насилует попавшуюся ему девочку. Дед Зойки приходит к комбату с требованием наказать обидчика, но сама девочка, потрясённая случившимся, отказывается опознать насильника. Она не может вынести позора… Майор Харченко начинает расследование дела об изнасиловании девочки. В одном из разрушенных домов бойцы берут в плен раненого власовца. Твердохлебов узнаёт в нём Сазонова. Когда-то он попал в плен вместе с комбатом, тогда майором, и согласился служить немцам. Именно он расстреливал Твердохлебова и других солдат, отказавшихся стать предателями. Ночью Твердохлебов приходит к нему в камеру и даёт ему пистолет с одним патроном…

    Серия 8

    Перед батальоном Твердохлебова поставлена задача — закрепиться на одном опасном участке и держаться до тех пор, пока соседняя армия не пойдёт в наступление. В помощь штрафникам направляют артиллерию с противотанковыми орудиями под командованием капитана Бредунова. Так на поле боя вновь встречаются непримирившиеся в госпитале Савелий Цукерман и неугомонный капитан. Капитан Бредунов тяжело ранен. Перед смертью он просит у Савелия прощения. После боя Твердохлебова арестовывают по доносу Харченко…

    Серия 9

    В штрафбат присылают нового командира. Твердохлебова пытают в застенках Особого отдела. Понимая, что доказать свою правоту не удастся, он решает повеситься, но часовой не даёт ему этого сделать.

    Генерал Лыков пытается облегчить участь комбата. Начальник Особого отдела армии приказывает закрыть дело Твердохлебова и направляет его рядовым в тот же штрафбат.

    Савелий тайком уезжает в госпиталь повидаться с медсестрой Светой. В батальоне замечают его отсутствие и решают, что он сбежал. Возвращаясь из госпиталя, Савелий попадает под бомбёжку и, получив тяжёлое ранение, снова оказывается в госпитале…

    Серия 10

    Булыга доносит Харченко, что бойцы штрафбата отыскали немецкий продовольственный склад. Майор предлагает генералу Лыкову лично возглавить операцию по захвату склада. Ему кажется, что дело это пустяковое. Генерал также считает, что всё пройдет гладко, и заранее докладывает руководству об успехе.

    Однако лёгкой прогулки за немецкими сосисками не получается. В бою погибает Харченко и командир батальона Головачёв. По приказу генерала Лыкова командиром штрафников снова становится Твердохлебов.

    Глымов и его солдаты удачно проводят разведку. Им удаётся взять в плен двух немецких офицеров. Новый начальник Особого отдела объявляет комбату благодарность за удачную вылазку в немецкий тыл и выражает ему своё уважение.

    Серия 11

    Штрафников ожидает новое испытание. Им приказано преодолеть реку, выбить укрепившихся на том берегу немцев и держаться до прихода основных сил. Твердохлебов понимает, что его людей бросают в самое пекло и вряд ли им удастся выжить.

    Генерал знает наверняка, что посылает штрафную бригаду на верную смерть с целью отвлечь противника от основных сил, которые пойдут в наступление. Бойцы штрафной бригады успешно выполняют поставленную перед ними задачу, но это их последний бой.

  • Рейтинг
    ( Пока оценок нет )
    Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
    Добавить комментарий

    ;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: