7 продуктов, которые при смешивании с алкоголем испортят вам Новый год

Алкогольные союзы и мезальянсы: какие напитки можно смешивать, а какие – нет?

Неправильное смешивание спиртных напитков чревато тяжелым похмельем. Чтобы оно никогда вас не побеспокоило, нужно знать правила составления идеальных алкогольных пар и запрещенные сочетания. Обо всем этом сегодня мы расскажем подробнее.

Смешивать? Можно!

Первый принцип совместимости гласит: исходное сырье должно быть идентичным. Хорошо «дружат» между собой напитки на основе:

  • Зерновых спиртов. В первую очередь, это водка и виски. Также к этой группе относятся украинская горилка, немецкий шнапс, американский бурбон, еврейская пейсаховка и множество других национальных напитков.
  • Виноградных спиртов. Представители данной категории: коньяк, арманьяк, бренди и его национальные вариации (болгарская плиска, греческая метакса, итальянская граппа, грузинская чача и т. д.).
  • Фруктовых спиртов. Это кальвадос, кирш, тутовка, сливовица и любые другие крепкие алкогольные напитки на основе сока или выжимки любых ягод и фруктов.
  • Спиртов из патоки (сахарного тростника). К ним прежде всего относятся ром и кашаса.
  • Спиртов из агавы. Это разнообразные текилы, но к ним относят еще мескаль и практически неизвестный у нас сотол.
  • Ароматизированных спиртов. К смешиванию напитков этой категории стоит относиться с особой осторожностью: объединяет их то, что аромат они получают за счет растительных компонентов и обладают отчетливым запахом этих ингредиентов, но производятся на основе разнообразных спиртов. Самые яркие представители этой группы ‒ абсент, джин, женевер, аквавит.

Второй принцип смешивания алкогольных напитков ‒ повышение градуса. Тут все просто: если крепкое спиртное запить более легким напитком, эффект от воздействия этилового спирта на организм усилится, то есть опьянение будет более быстрым и сильным. Наутро употребление такой смеси с большой долей вероятности аукнется серьезным похмельем. Переход же от слабоалкогольных напитков к более крепким, особенно если они созданы на основе одного и того же сырья, замедляет процесс всасывания спирта в желудке. В результате в кишечник жидкость попадет только спустя час-два. Негативных последствий от подобного не будет.

Самый яркий пример такого сочетания ‒ вино и бренди. Лучше всего делать это подобно истинным гурманам: первое употреблять за ужином, а после вечерней трапезы арманьяк или коньяк с сигарой, десертом.

О чем еще нужно знать?

Есть и еще несколько хитростей, которые помогут наслаждаться изысканными алкогольными напитками без последствий:

  • Временной интервал. Если следовать поговорке о том, что между первой и второй перерывчик небольшой, можно опьянеть раньше всех. Поэтому, прежде чем выпить каждую следующую порцию алкоголя, подождите хотя бы 20 минут.
  • Объем. Правило «лучше меньше, но чаще» работает только в отношении еды, к алкоголю оно неприменимо. Спиртное лучше употреблять большими порциями, но реже.
  • Еда и закуски. Негативный эффект от воздействия алкоголя можно уменьшить при помощи еды. Закусывайте лучше жирной пищей или между тостами выпейте виноградного сока или съешьте немного меда.

Смешивать? Не рекомендуется!

Категорических запретов для смешивания алкогольных напитков и приготовления на их основе коктейлей не существует, ведь о вкусах не спорят. Однако познакомиться с рекомендациями опытных барменов нужно в обязательном порядке:

  • Никакое спиртное не следует запивать пивом или шампанским. Содержащаяся в них углекислота способствует более активному всасыванию спирта, а значит, из строя вы можете выйти гораздо раньше, чем планировали. Справедливо это и в отношении безалкогольных газированных напитков.
  • Напитки с кислинкой могут спровоцировать сворачивание молока и сливок: в бокале они превратятся в неэстетичного вида хлопья, а в желудке вызовут интоксикацию.
  • Эффект забродившего продукта возникает и при сочетании газированных спиртных напитков с соками, содержащими мякоть: пузырьки обволакивают ее и в результате вкус напитка становится, мягко говоря, на любителя.
  • Мезальянс получится и в том случае, если любой овощной сок смешать с алкоголем со сладким или терпким вкусом.
Читайте также:
7 бытовых ошибок, которые приводят к болезням

Вот и все основные принципы. Не бойтесь экспериментировать, открывать новые вкусы и сочетания.

Рецензия на «Северный ветер». Грустная фантасмагория Ренаты Литвиновой под музыку Земфиры

У каждого вида медиа есть свои нюансы, преимущества и недостатки. У кино есть море очевидных плюсов, которые позволяют снимать невообразимо красивые экспериментальные вещи, погружать зрителя в экшн или заставить путаться во времени. На сцене театра Кристофер Нолан не провернул бы «Довод».

С «Северным ветром» случилась обратная ситуация: изначально картина была спектаклем, режиссерским дебютом Ренаты Литвиновой в театре. История с серьезными изменениями перекочевала на большой экран.

Но есть полное ощущение, что процесс трансформации завершился не полностью. Как если бы Мистик из «Людей Икс» вроде приняла облик обычной девушки, но то тут, то там отчетливо проглядывала синяя кожа.

Сама Литвинова определяет жанр «Северного ветра» как «реальную фантасмагорию» — и да, это реальная фантасмагория! Но более-менее цельный сюжет в ней все-таки присутствует. И сама по себе история неплоха, по-своему знакома и интересна.

Герои «Северного ветра» — некий могущественный клан Северного ветра. Это большая и ультра-богатая семья с поместьем вдали от цивилизации, среди бескрайних полей. Изредка персонажи выходят за его пределы, но, на самом деле, происходящее вне их дома совершенно неважно.

Неважно, какой год на дворе, кто управляет страной или даже сколько сезонов сменилось за окнами поместья. Внутри все мрачно, мистически и по-своему волшебно. И потом, члены Северного клана все равно поглощены своей жизнью — что им до остального мира?

На протяжении всего фильма мы наблюдаем, как некогда богатая и властная семья медленно разрушается. Дело в том, что каждый Новый год клан встречает вместе, всей большой компанией. Маргарита (сама Литвинова) – матриархальная повелительница этого дома, вместе со своей матерью Вечной Алисой, вместе они управляют всем кланом.

Выбору имен лучше не удивляться, большинство звучит очень экстравагантно. Кстати, забавный факт: несколько главных женских имен мелькало в предыдущих фильмах Литвиновой (например, в «Последней сказке Риты»).

Больше всего Маргарита хочет счастья для своего сына Бенедикта (Антон Шагин). К сожалению, это несбыточная мечта: едва он знакомит с родственниками свою молодую невесту-бортпроводницу, как она уходит на рейс и погибает в авиакатастрофе.

С этого момента каждый праздник портится громкими скандалами, а земля вокруг поместья отравлена: в ней гниет все, включая фамильные богатства. Пытаясь справиться с болью от потери, Бенедикт женится на старшей сестре погибшей – Фаине (Софья Эрнст). Остальные члены Клана тоже ищут любовь, но совершенно безуспешно. В итоге у них нет ничего, кроме одиночества, ненависти и этих грустных празднований Нового года в общем доме.

Но чтобы выдержать эту красивую и печальную историю о смерти знатного рода, нужно продраться сквозь неестественное повествование и местами просто отвратительную игру актеров.

Сложно сказать что-то по поводу Софьи Эрнст – не знакома с предыдущими ее проектами. Но роль Фаины очень требовательна в плане таланта и убедительности. Это до фанатичности влюбленная женщина, которая готова практически притворяться своей сестрой, чтобы угодить мужу. Это довольно узнаваемый образ, и к нему есть некоторые ожидания.

К сожалению, Фаина в фильме – очень блеклая и неубедительная женщина. Ее история занимает довольно много экранного времени, и сцены с ней смотреть мучительно сложно.

Особенно тяжело это в паре с Литвиновой, у которой очень своеобразная манера игры. Вообще, в «Северном ветре» актеры редко сочетаются друг с другом. Когда сцену занимают актеры по отдельности (от слова «сцена» здесь очень сложно избавиться), все хорошо: Антон Шагин, Галина Тюнина и Никита Кукушкин фанастически справляются со своими ролями, за ними интересно наблюдать, а эти моменты в фильме без преувеличения лучшие.

Читайте также:
10 привычных лекарств, которые опасно пить без назначения врача

Да что там говорить – пятиминутное появление Светланы Ходченковой запоминается лучше, чем половина картины. Но если в кадре больше двух актеров, все повергается в хаос, а яркие индивидуальности почему-то не складываются в один ансамбль.

Половину проблем «Северного ветра» могло бы решить живое выступление. Тем более, что начинается он как спектакль, и весь первый акт фильма – монологи, хаотичная смена декораций и представление персонажей, которое отлично смотрелось бы на сцене. А все потому, что в театре больше условностей.

Театру далеко не всегда нужны безупречные декорации или тщательно проработанные костюмы: занимая свое место в зале, зрители просто принимают все на меру. Мир спектакля держится на энергетике актеров. Поэтому даже самые минималистичные и малобюджетные постановки могут отлично передать нужную историю.

А у «Северного ветра», казалось бы, есть впечатляющие декорации, костюмы и в общем прекрасное визуальное сопровождение – вот только громкие экспрессивные реплики и рваное повествование в них не смотрятся совершенно.

Осознанная и полная стилизация под спектакль тоже выглядела бы неплохо. У «Северного ветра» есть интересная сюжетная основа, яркие герои, необычный сеттинг. Все шероховатости в нем как в цельном – между прочим, двухчасовом! – кино тогда были бы менее заметны.

Но дело в том, что «Ветер» ближе к середине начинает напоминать обычный фильм, а потом снова сбивается в точечное перебрасывание репликами. Даже авторский текст, который зачитывает Литвинова, как будто не задает темп происходящему, а наоборот – выскакивает невпопад.

Некоторые истории хорошо выдерживают «переоборудование» в другой вид медиа. Мюзиклы, пьесы и целые романы становятся замечательными фильмами, если основательно их переделать. Но в случае с «Северным ветром» искренне хочется сказать: «Лучше сходите в театр».

Сериал «Северный ветер»: Актеры снимались с опасными хищниками

4 марта 2009 1:00

ЕВГЕНИЙ СИДИХИН УСПОКОИЛ ЛИСЕНКА

Мечта любого человека – совместить полезное с приятным. Например, работу с отдыхом. Питерскому актеру Евгению Сидихину это явно удалось. Целых два месяца он провел на природе, в глухом лесу Тверской области. Именно там снимали 8-серийный телефильм «Северный ветер», который сейчас показывают на канале «Россия».

– Я играю бывшего спецназовца, который после выхода в отставку поселился в лесу, работает егерем, – объяснил «КП» Евгений Сидихин. – Но вот приезжает шведка, которая купила лицензию на отстрел волка, живущего в «моем» лесу. Для нее это только прикрытие. Несколько лет назад при освобождении чеченских заложников был убит ее муж – шведский журналист. Она думает, что в этом виноват я, и хочет отомстить.

В конце правда, конечно же, раскрывается, а между героями завязываются романтические отношения.

Не обошлось и без драк и погонь: настоящий убийца шведского журналиста начинает охоту на спецназовца. Защищая героя Сидихина, погиб его верный пес – немецкая овчарка. Актерами второго плана в фильме стали дрессированные звери – медведь, лисенок, волк.

С необычными партнерами у актера сложились хорошие отношения.

– В одном эпизоде, например, я освобождаю лисенка, который попался в сети браконьеров, – вспоминает Сидихин. – Зверек испугался, рвался из сетей, но, как только я подошел к нему, успокоился. Еще на моем участке леса живет одинокий волк. Он вообще один, других волков здесь нет. С этим волком мы в фильме постоянно переглядываемся. А актеру Георгию Штилю волк положил передние лапы на плечи и облизал лицо. Зато цирковой медведь, которого мы пригласили на съемки, попав в лес, совершенно одурел. Я подъезжаю к площадке и слышу медвежий рев. А навстречу мне бегут в панике люди: медведь чуть не сорвался с цепи. Двое ассистентов едва зверюгу удержали. Он почувствовал родную стихию и рвался в лес. Но потом успокоился. Животных я не боялся, хотя и городской житель. Лишь в детстве летом у родственников приходилось пасти гусят.

Читайте также:
5 идей подарка человеку, который вам неприятен

– А почему фильм называется «Северный ветер»?

– Северный ветер выдувает из людей все лишнее, нехорошее. Смотрите фильм – и все поймете.

А АНАТОЛИЙ БЕЛЫЙ ВОЕВАЛ С ВОРОНОМ

Актер Анатолий Белый, знакомый телезрителям по фильмам «Параграф 78», «Талисман любви», «Господа офицеры», тоже сыграл одну из главных ролей в «Северном ветре».

– Когда мне предложили роль Гринько, я не слишком загорелся. Мне часто предлагают играть таких вот людей – и не хороших, и не плохих. Людей, изменивших себе и потом за это расплачивающихся. К тому же мой герой настолько от меня далек! Я не занимаюсь бизнесом, не стреляю в людей (смеется). Когда надо было выбирать, он пошел по пути наименьшего сопротивления. И мне трудно его понять. Но режиссер Николай Гусев в конце концов меня уговорил.

– Как сработались с партнерами?

– С Олесей Судзиловской мы сдружились еще во время работы над сериалом «На пути к сердцу». А вот с Евгением Сидихиным было сложнее. Он очень ответственный человек, имеет конкретные представления о том, как должно быть. И частенько мы на площадке спорили о том, как снять ту или иную сцену, что нужно проговорить в этот момент. Но это и было интересно.

– Трюки сами выполняли?

– Да, мне захотелось самому выполнить небольшой трюк. Надо было пробежать по заброшенному помещению, стреляя из пистолета и на своем пути все разнося в щепки. В качестве препятствий подобрали тоненькие досочки, чтобы они легко разлетались. Так что было не слишком сложно – сцену сняли с первого дубля. Но смотрится эффектно.

Как-то снимали сцену, в которой моему герою ворон мешает выстрелить в Клинцова (актер Евгений Сидихин. – Авт.). Пернатый актер по имени Гоша приехал из Москвы с дрессировщиком. И вроде бы он был неплохо обучен, и я ему даже понравился. Но, когда на тебя нападает огромная птица, ощущения не очень приятные. Я буквально замучил дрессировщика вопросом, останутся ли целыми мои глаза (смеется). Хорошо, что все обошлось.

«Северный ветер», будни, вечер, конал «Россия».

Читайте также

Возрастная категория сайта 18 +

Сетевое издание (сайт) зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-80505 от 15 марта 2021 г. Главный редактор — Сунгоркин Владимир Николаевич. Шеф-редактор сайта — Носова Олеся Вячеславовна.

Сообщения и комментарии читателей сайта размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона.

127015, Москва, Новодмитровская д. 2Б, Тел. +7 (495) 777-02-82.

Плесень, прах и тлен от Ренаты Литвиновой

В фильме «Три истории» Киры Георгиевны Муратовой, первого учителя Ренаты, Литвинова — Офелия, которая топит бросившую ее мать и душит колготками прошмандовок, оставляющих в роддомах своих детей. Сценарий новеллы написала главная героиня, и легенда гласит, что Кира Георгиевна назвала тот текст гениальным, сказав Литвиновой, что лучше ей не создать в жизни. В культовом фильме «Небо, самолет, девушка», первом настоящем хите Литвиновой, она — длинноногая стюардесса, верно и вечно ждущая, «уверенно странная», как там о ней говорят, безнадежно влюбленная в подлеца. Следователь Фаина, погибшая в кетаминовом трипе и встречающая мертвецов, — в ее дебюте «Богине: Как я полюбила». Сгорающая от рака, перешедшая от богатого папика к тщедушному нищему архитектору Тата из «Мне не больно» Алексея Балабанова. Мать, умоляющая дочь: «Если ты не съешь, я умру» — и скормившая от злобы на дитя кашу собаке в «Бриллиантах» Рустама Хамдамова. Наконец, просто Великая Актриса (именно так — с большой буквы) — жеманная, грациозная, «везучая ты, в тебя все влюбляются» — обучает представителей малых народов в «Вокальных параллелях» того же Хамдамова.

Читайте также:
🤣 3 фатальные модные ошибки, которые допускают 90% женщин

Все кинороли Литвиновой — один и тот же автореферентный герой, то ли списанный с нее целиком, то ли представляющий проекции Ренаты о самой себе, собственную идеальную версию в ее представлении. Великая Муратова называла ее гвоздем — очень худая и ходит в шляпке. «Типаж отбижутеренной женщины, вдруг перешедшей из хореографического училища в литинститут», как говорил мне о ней по телефону мой друг-поэт.

Фото: Пресс-служба

Фильмы Ренаты Литвиновой — отдельная история, создание пространства, органичного для ее лирического героя. Пространства, в котором ей приятно страдать, любить, умирать, оказывать влияние на людей — неважно, женщин или мужчин. И бессменно приходить к ним смертью. В природе не может существовать фильм Ренаты Литвиновой, в котором она не была бы главной героиней. И зритель не сможет полюбить ее режиссерские экзерсисы, если она хоть в чем-то ему не симпатична. Если же вы в нее влюблены, то, напротив, непременно простите ее фильмам любые огрехи, которых, если по гамбургскому счету, конечно, тьма. И именно поэтому разговор о каждом фильме Литвиновой необходимо начинать с краткой характеристики ее персоналии (а, быть может, этой характеристикой такой разговор и должен исчерпываться).

Рената Муратовна — продукт вечно заедавшей ее среды, ученик и продолжатель всех тех, кто когда-либо ее приручил и обучил. Сначала — режиссеры параллельного кино братья Глеб и Игорь Алейниковы, чей музой она была в девяностых, потом Муратова, взявшая ее под свое крыло, научившая играть, писать, говорить, повторять фразы и еще обильней жестикулировать. Затем коллективные нулевые, проведенные на «Рублевке», шоу-бизнес, Земфира. В конце концов перенасыщенные художественные миры Рустама Хамдамова, элементом которых он ее сделал.

«Северный ветер» — производное всего перечисленного. Из фильмов Киры Муратовой тут однозначная одиозность героев, специфика имен (навскидку — Фаина, Ада и Доктор Жгутик), бесконечные повторения слов и действий, лошади, скачущие по кругу (цитата из «Увлечений»), кадр в вагоне метро из «Астенического синдрома». Дочь Ренаты, Ульяна Добровская, копирует героиню матери из «Небо. Самолет. Девушка». Тут же кричит о себе Хамдамов: из его фильмов в «Северном ветре» — бессобытийность, окупаемая перенасыщенностью ландшафта, обилие совершенно бессмысленных, но притягательных образов. После галлюциногенного и невнятного финала «Богини» стало очевидным, что такое понятие, как сюжет, для Литвиновой — пустой звук. Понимание того, что «Северный ветер» делался исключительно, чтобы потешить самолюбие его автора, — явление параллельного кино. Потешить самолюбие получилось гораздо виртуознее, чем в предыдущий раз — в «Последней сказке Риты», не убедительной в силу кастинга, состоявшего исключительно из друзей Ренаты, и откровенной реквизитной дешевизны. В «Северном ветре» все смотрится очень и очень дорого, в этом смысле фильм предельно аристократичен и по-хорошему буржуазен.

Как в таком случае описывать это кино? Да и зачем? Чтобы «Северный ветер» мог по-настоящему удивить, о картине лучше вообще ничего не знать заранее. И все же опишу пространство фильма в общих чертах. Есть территория под названием Северные поля. Кажется, это где-то в России. Времена, по слухам, тут не бывают спокойными, войны идут, с них не принято возвращаться. Власть сменяется, но думать об этом в Северных полях тоже не принято. Здесь живут исключительно аристократы (не как у Лукино Висконти, а, скажем, как в сказках Гофмана), чей досуг сведен к эпикурейству, их дома безмерны, а наследия хватает на покупку множества самолетов. Годы идут, они не стареют и, кажется, не состарятся никогда. Пьют, курят. Вокруг полей — хвойный лес без конца и края, на периферии блистает московский Кремль.

Читайте также:
7 бытовых привычек, которые позволят вам не выбрасывать продукты

Литвинова кропотливо сочиняет это пространство, собирает его из мельчайших аутентичных деталей: автомобилей, как в голливудском кино, дорогой антикварной мебели и фужеров ручной работы, ветоши, покрытой паутиной, телефонов с буквами вместо цифр, и странных героев — индийских актеров и вполне кроненберговских хирургов-первертов. Во время просмотра не покидает ощущение «нездешности-неотмирности», вещи в себе по Канту, выдуманного и пронзенного страхом мира смерти. («Неотмирности» противоречит разве что Земфира, да простят меня поклонники певицы: ее композиции в теле фильма — что лужковские новостройки средь дореволюционной московской архитектуры). Это у Литвиновой тоже от Рустама Хамдамова, но и Хамдамов, если быть честными, снял всего один по-настоящему замечательный фильм, «Анну Карамазофф», и столь замечателен он был в силу того, что обладал сомнамбулическим (в духе Жана Кокто), но все же складным сюжетом, чем не может похвастаться кино Литвиновой.

Фото: Пресс-служба

К концу, когда зритель уже привык к специфике этого мира и к тому, что герои в нем пропадают и появляются без причины, а сон сменяется крайне условной явью без объяснений, фильм банально надоедает. Все одно и то же, одно и то же. Все гниет: деньги, дома, люди, медленно, но уверенно покрываясь вселенской плесенью. Надоедают и декорации, и гнетущий эмоциональный фон, что, конечно, можно списать на состояние Ренаты Муратовны, боящейся постареть и таким образом бальзамирующей себя, — но только по причине сильной любви отдельных зрителей. Впрочем, самое интересное, что рецензент должен отметить среди деталей в картине «Северный ветер», — то, что матриархат здесь трактуется как состояние виктимного ожидания мужчины в его отсутствие.

Больше текстов о культуре и политике — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Северный ветер (2009) – актеры и роли, режиссер, сюжет, отзывы

Детективная мелодрама “Северный ветер”

Режиссер: Николай Гусев.
Сценарист: Владислав Романов.
Производство: кинокомпания «Star Media».
Россия, Украина. 2009 год. 8 серий.

Сериал “Северный ветер” – северный ветер выдувает из людей все лишнее, нехорошее.

Сериал «Северный ветер» производства компании «Star Media», в котором снимались как украинские, так и российские актеры, был создан режиссером Николаем Гусевым по сценарию Владислава Романова при поддержке продюсеров Виталия Бордачева, Владислава Ряшина и Андрея Анохина. Премьера: 2 марта 2009 года (Россия 1).

Герои сериала:
Василий Клинцов (Евгений Сидихин) – егерь, бывший спецназовец.
Виктория (Олеся Судзиловская).
Всеволод Николаевич Гринько (Анатолий Белый).
Карл Рейсман (Юозас Будрайтис) – отец Виктории.
Сергачев Павел Павлович (Владимир Стержаков).
Тася (Ирина Сидорова).
Зина (Ирина Скрылева) – жена Пронина.
Григорий Пронин (Денис Карасев).
Федор Иванович (Георгий Штиль) – лесник.
Людмила (Елена Казаринова).
Михаил (Максим Лагашкин).

Вера (Анна Гученкова).
Николай (Дмитрий Дьяконов) – водитель.
Андрей (Дмитрий Вихрян) – водитель.
Жакин (Андрей Нагорнов) – участковый.
Помощник Гринько (Алексей Свиридов) – киллер.
Священник (Александр Стариков).
Митрич (Евгений Ефимов).
Бабашкин (Андрей Иванов).
Юрист Рейсмана (Владимир Лаптев) – швед.
Олаф (Дмитрий Фрид) – журналист, муж Виктории.

Младший загонщик (Максим Веснин).
Константин (Михаил Сафронов) – старший помощник Гринько.
Помощник Гринько (Олег Карин) – киллер.
Служащая аэропорта (Наталья Вихрян).
Водитель Гринько (Борис Клейберг).
Турагент (Александр Замятин).
Загонщик (Юрий Теплов).
Террорист (Олег Чудницов).
Секретарь (Александр Амелин).
Мамед (Руслан Мурадасилов).

О героях.

Василий Клинцов, – актер Евгений Сидихин, – бывший спецназовец, который после выхода в отставку поселился в лесу, стал работать егерем. Сидихин Евгений Владимирович родился 2 октября 1964 года в Ленинграде. В 1989 году Евгений Сидихин окончил мастерскую Л.Додина актерского отделения факультета драматического искусства ЛГИТМиКа. Работал в театре им. Ленсовета, с 1993 года Евгений Сидихин – в БДТ им. Товстоногова. В кино Евгений Сидихин стал сниматься с 1990 года, став в одночасье востребованным.

Виктория, – актриса Олеся Судзиловская – шведка, которая купила лицензию на отстрел волка, жившего в лесу Василия Клинцова. Отстрел – это было прикрытие. Несколько лет назад при освобождении чеченских заложников был убит муж Виктории – шведский журналист, и она думала, что в этом виноват именно Василий Клинцов. Судзиловская Олеся Ильинична родилась 20 мая 1974 года в подмосковном городе Зеленограде. В 1997 году Олеся Судзиловская окончила мастерскую Авангарда Леонтьева школы-студии МХАТ, с 1997 года она — актриса театра имени Владимира Маяковского. В кино Олеся Судзиловская стала сниматься с 14 лет с главной роли в телевизионном трехсерийном фильме «Посредник».

Читайте также:
8 рабочих психологических трюков, чтобы не сорваться на диете

Всеволод Николаевич Гринько, – актер Анатолий Белый, – и не хороший, и не плохой человек, который, изменив себе, потом за это же сам расплачивался. Герой Анатолия Белого был очень далек от самого актера, который не занимался бизнесом, не стрелял в людей. И когда Всеволоду Николаевичу Гринько надо было выбирать, он пошел по пути наименьшего сопротивления. Анатолий Александрович Белый (Вайсман) родился 1 августа 1972 года в Брацлаве Немировского района Винницкой области, Украинская ССР. В 1995 году Анатолий Белый окончил мастерскую Н. Афонина и Л.Новиковой Щепкинского училища, далее, к сожалению, в течение нескольких лет был занят в массовке в спектаклях театра на Таганке, проходил военную службу в театре Армии. И лишь с 1998 года, поступив на службу в театр имени Станиславского, стал получать ведущие роли. В 2003 году Анатолий Белый – актер в труппе Художественного театра. Анатолий Белый – «Заслуженный артист России».

Карл Рейсман, – актер Юозас Будрайтис – отец Виктории. Будрайтис Юозас Станиславас родился 6 октября 1940 года в деревне Липинай (Литва) в крестьянской семье. Незадолго до армии Юозас Будрайтис, попав случайно на съемки фильма «Когда сливаются реки», снялся в эпизоде. В 1968 году, окончив университет, Юозас Будрайтис возвратился на съемочную площадку, тем самым подтвердив свой выбор. С 1980 года Юозас Будрайтис — актер Каунасского драматического театра. Юозас Будрайтис – «Народный артист Литовской ССР».

Сергачев Павел Павлович, – актер Владимир Стержаков. Стержаков Владимир Александрович родился в столице Эстонии в городе Таллине 6 июня 1959 года. В девятом классе поступил в училище при Русском драматическом театре Эстонской ССР. В 1981 году Владимир Стержаков окончил школу-студию МХАТ, был принят на службу в Художественный театр, а после раздела труппы стал работать во МХАТе имени А.П. Чехова.

Сюжет сериала “Северный ветер”.

По сюжету сериала «Северный ветер», муж Виктории – шведский журналист погибает во время командировки где-то на российских просторах. Вдову смущали довольно необычные обстоятельства, при которых погиб ее супруг. Вдова, настроенная решительно, решила сама во всем разобраться, разыскать душегуба и смело посмотреть ему в глаза. На помощь пришли российские сыщики, любезно намекнув Виктории на человека, которого, по их мнению, и искала вдова шведского журналиста Олафа, подсказали как его найти.

Приехав в Россию под видом туристки-охотницы, Виктория сблизилась с предполагаемым убийцей. К большому удивлению и непониманию вдовы, им оказался премилый человек, бывший спецназовец Василий Клинцов. Он проживал, уйдя в отставку, в охотничьем хозяйстве под Тверью.

Хорошо воспитанный егерь, при этом еще и симпатичный, поселил в душе Виктории сомнения о его непосредственном отношении к гибели мужа. Виктория, пообщавшись с Клинцовым, узнала новые обстоятельства рокового происшествия. Ее муж Олаф, как выяснилось, погиб при операции по освобождению заложников, и его смерть была на совести Всеволода Гринько, сопровождавшего шведского журналиста в фатальной поездке…

За кадрами сериала.

В съемках на вторых ролях снимались дрессированные звери. Медведь, лисенок, волк стали необычными партнерами Евгения Сидихина, и у него с ними сложились дружеские и творческие отношения. Лисенок, попавшийся в браконьерские сети, вел себя нервно до тех пор, пока в его поле зрения не попал Сидихин. Сложились у актера теплое взаимопонимание и с одиноким волком, обитавшим на окраине леса. А вот бурый медведь, приглашенный на съемки, при виде леса растерялся, вспомнил родную стихию, стал реветь, испугав своим поведением не только съемочную группу, но и своих воспитателей.

Читайте также:
Вторая жизнь туалетной бумаги: креативные поделки из втулок и рулонов

Анатолий Белый сам выполнял несложные трюки: бегал по заброшенным помещениям, стрелял из пистолета, и разносил, когда этого требовал режиссер все в щепки на своем пути. Хотя в щепки надо было разносить тонюсенькие досточки, но зато и сцена снималась с первого дубля, и в кадре все выглядело правдоподобно и эффектно.

Герою Анатолия Белого ворон помешал сделать выстрел в героя Евгения Сидихина. Пернатый актер по имени Гоша, приехав на съемки с дрессировщиком, вел себя достойно, Анатолия же смутило, и он решил свое недоброжелательство выразить нападением.

Киноляпы.

Егерь шел с голыми руками в лес и никого не боялся: ни белки, ни ворона, ни браконьера. Хотя это все равно, что технику безопасности не соблюдать на рабочем месте.

Индульгенция на вульгарность: в «Северном ветре» Ренаты Литвиновой гниют сокровища и разум

Кино Ренаты Литвиновой — само по себе практически жанр с четким сводом правил, образов и атрибутов. И все же «Северный ветер», обрушивающийся на отечественный цифровой прокат, демонстрирует небывалые масштабы постановки. Анна Филиппова рассказывает, как гниет сорокинское государство Северные поля, почему Литвиновой все можно и отчего парад талантливых друзей постановщицы оставляет осадок досады.

«Когда у тебя есть стиль, тебе прощают все, любую ерунду».

«Стиль — это когда человек с детства, с самого начала знает, что брови будут такие, а сережки вот такие».

Рената Литвинова с первого сценария («Принципиальный и жалостливый взгляд Али К. » Написан еще в 1980-е, задолго до реализации под названием «Принципиальный и жалостливый взгляд» — прим. ред.) все знала про брови и сережки, и вот уже 30 лет ей все прощается, в том числе графомания.

На готические сказки Литвиновой приходят не ради увлекательного сюжета, а за нарколептическим припадком, коротким опытом вненаходимости. В этом смысле сложно представить себе лучшее время для премьеры (на год отложенной из-за пандемии), чем макабрический российский февраль 2021 года. Может быть, эффект от такой анестезии и невелик — как от подливания духов «Красная Москва» в ведро для мытья полов (так делала Аля, героиня Литвиновой в сериале Александра Митты «Граница. Таежный роман»), — но тут уж все средства хороши.

Магнетизм литвиновских фильмов преимущественно держится на ней самой: ее статусе наследницы Киры Муратовой, энигматичном ретро и том, что Россия никак не может ее до конца переварить. Михаил Ямпольский в книге «Муратова: Опыт киноантропологии» так писал о Литвиновой:

«С ее красотой и доведенной до гротеска внешностью кинодивы тридцатых годов, вульгарностью жестов и языка, смесью высокопарности и претенциозной манерности с замашками люмпена — это странный гибрид, который трудно помыслить в рамках неких социальных типов. Она воспроизводит именно структуру монстра, сочетающего в себе несочетаемые элементы разных животных (химера, например, имеет голову льва, тело козла, и хвост в виде змеи). Как и всякий продукт такого рода сочетаний, персонаж Литвиновой совершенно уникален, но составляющие его, каждая в отдельности — банальны и клишированы».

Клишированы — это точно. «Северный ветер» содержит все дежурные атрибуты литвиновского стиля: эзотерику кэмпа, муратовское косноязычие, шампанское, воронов, стюардесс, горбунов, женщин по имени Фаина, etc., etc. Все теперь, правда, в небывалых масштабах — по сравнению с предыдущими фильмами. Да и виртуозную операторскую работу Олега Лукичева невозможно не отметить (он, кстати, снимал «Зеленый театр в Земфире»).

Читайте также:
Как развлечь семью и друзей в дороге: 9 игр, для которых не нужен смартфон

Музыка Земфиры звучит и в «Северном ветре» — это тоже как бы само собой разумеющееся. Литвинова может обойтись без внятного сюжета, Земфира — без сложной мелодии: заглавный трек «Злой человек» буквально построен на двух повторяющихся интервалах, малой терции и большой секунде, — и все равно это большая настоящая музыка, а не заполонившая российские стриминги «шлачина» (вспомним крылатую фразу РЛ из 2004 года). Новая пластинка Земфиры еще не вышла, но уже понятно, что это главный русскоязычный альбом — 2021, что бы там ни говорили о «смене эпох». Анонсировала его, кстати, именно Рената, назвав «гениальным», — и, при всей ее ангажированности и влюбленности, это наверняка так. Даже если он будет состоять из малых терций и уменьшенных аккордов. Или каверов на Ветлицкую. Или наивной романтики вина и подоконников. Это альбом Земфиры, и на этом разговор закончен.

Впрочем, саундтрек «Северного ветра» не моноземфирен: эмбиенты написал электронщик Роман Литвинов, он же Mujuice (кстати, у него тоже скоро новый альбом). Хороша в фильме и звукорежиссерская работа: качественно записаны и сведены шумы, звон бокалов, звук открывающихся сундуков — такими мелочами напрасно пренебрегают российские продакшены.

А теперь вернемся к сюжету. В вымышленном государстве Северные поля (одна из сорокинских версий России будущего) есть влиятельный клан фабрикантов, где всем заправляют женщины. Они живут в ожидании мужчин — «сильных и любимых» (по одной этой фразе видно, насколько раскованно Литвинова пользуется индульгенцией на вульгарности). Представители клана не простые смертные — у них в запасе есть «тринадцатый час». Во главе матриархата стоит Маргарита (Литвинова), порядочно уставшая от правления и ждущая возможность передать власть сыну Бенедикту (Антон Шагин), как только тот женится. И вот на пороге появляется прекрасная невеста Фанни (Ульяна Добровская, очень похожая на Литвинову в фильме «Увлеченья»). Она работает стюардессой (еще один любимый образ РЛ) и — о нет! — погибает в очередном рейсе.

Со смертью Фанни все начинает буквально гнить. Поля и ассигнации в сундуках-сейфах, плоть и рассудок (в первую очередь спятившего от горя Бенедикта). Не в силах смириться с утратой, сын матриархини женится на сестре покойной Фаине (Софья Эрнст) и пытается сделать из нее копию возлюбленной. Сядь в профиль, надень ее одежду, отзывайся на ее имя. Фрейдистский перенос Бенедикта только открывает карнавал перверсий: в «Северном ветре» вообще очень много нереализованного либидо. Единственная «счастливая семья» — союз профессора Жгутика (Никита Кукушкин) и Ады (Манана Тотибадзе) — тоже распадается, в процессе уничтожая маскулинность супруга (Ада уходит к женщине, игнорируя шантаж и абьюз «суженного»).

Ни в одном фильме Литвиновой эмаскуляция не принимала такой тотальности. Мужчины необратимо измельчали — то ли от гиперопеки властных женщин, то ли от потерянной любви, то ли от постоянных войн, которые не утихают в Северных полях. Вообще, Рената Литвинова с самых ранних интервью жестко критикует мужчин, — но не с феминистских, а с эстетических позиций. Мужчины расслабились, обабились, зажирели. В какой-то степени профессор Жгутик — это коллективное id социально кастрированных мужчин. Самым симпатичным персонажем этой вселенной парадоксально оказывается евнухоподобный секретарь Маргариты (Кирилл Трубецкой). Вот такой вот female gaze.

Сама Литвинова при этом вне воюющей бинарности: ее образ в жизни и на экране, по выражению Татьяны Москвиной, — воплощение femina sapiens. Она примеряет на себя социальную и внешнюю андрогинность, которая в России попадает в опасный регистр невидимого и непризнаваемого. Она нам и Дитрих, и Гарбо, и Джеймс Дин. Вот как ее описывает Москвина:

«Рената Литвинова мифологически наследовала, конечно, роль Беллы Ахмадулиной — соединение таланта, красоты, присутствия в свете, бурной личной жизни и ранней славы — с поправкой на времена и индивидуальность. Зачарованный взгляд, ломкие жесты, удивленная певучая интонация, повадки мнимой беззащитности, даже раскосые татарские глаза — все совпадает».

Литвинова снимает самобытные фильмы, и на этом хотелось бы закончить, — но невозможно игнорировать слона в комнате. «Северный ветер», как и все в России, пал жертвой непотизма. И дело даже не в дружбе с Сурковым — кто мы, чтобы осуждать, как говорится. И не в том, что в фильме снимается его сын, а в титрах продюсером значится Наталья Дубовицкая. Тут есть мискасты посерьезнее — и даже заоблачный продакшен не способен их замаскировать.

Читайте также:
Как наш собственный мозг заставляет нас толстеть

Ветер завывает на бездушных полях: каким получился «Северный ветер» — первый полнометражный фильм Ренаты Литвиновой за 9 лет

  • кино
  • фильмы

В сказочной стране Северных Полей царит Великий Матриархат, а ее время питают магические притоки. Семья властвующих в этих краях аристократов верит, что существует 13-й (и 25-й) час, который принадлежит лишь им. С мужчинами этого благородного рода время сыграло злую шутку: лучшие ушли на войну, а те, что остались, безвольны и инфантильны. Зато женщинами этого клана хочется восхищаться и двадцать пять, и двадцать шесть часов в день. Вот вечная и грозная Алиса (92-летняя Татьяна Пилецкая, которая и в 90 лет играла главные роли на сцене), вот до комедийности трагичная Лотта (Галина Тюнина), а вот неописуемая Маргарита (сама Литвинова), главная героиня и главная злодейка грядущей драмы. Она же — рассказчица этой истории: выходит, «Последняя сказка Риты» была не последней. По интонации Маргариты никогда не понять, хитрит она или кается, презирает или сострадает, есть у нее ирония или все серьезно. Ясно одно, ее голос пленит, а плен в «Северном ветре» — такой же, как в «Снежной королеве»: зрителю предстоит из льдинок собирать слово «вечность».

Время в фильме и правда течет беспощадно. Официальный 122-минутный хронометраж явно не учитывает те самые дополнительные часы, которые для клана Северных Полей были даром, а для зрителя могут обернуться проклятием. Рената Литвинова — не из тех режиссеров, которые будут развлекать или утешать публику. А значит, добровольным пленникам «Северного ветра», чтобы не замерзнуть и не уснуть замертво, придется самоорганизоваться. К счастью, в фильме есть чем заняться.

Во-первых, он красив совершенно беззастенчивой красотой. Костюмы для одноименного спектакля в МХТ шил Гоша Рубчинский, а образами Ренаты Литвиновой в фильме (это подчеркнуто в титрах) занимается Демна Гвасалия — креативный директор Balenciaga. Каждый наряд и обнажает героиню, и делает непроницаемой для анализа, а самые воздушные из платьев здесь принято носить как рыцарскую броню и суеверный оберег. Но еще красивее дом, в котором живут увядающие аристократы. Пиршества здесь изображают так, как если бы кейтеринг на Тайной вечере доверили Питеру Гринуэю (режиссеру «Повара, вора, его жены и ее любовника»). А более сложный и изысканный предметный мир в современном российском кино можно встретить разве что в фильмах Рустама Хамдамова (но туда тем, кого продует на «Северном ветре», лучше вообще не соваться, потому что это кромешный арт на земле). Трогательная Лотта все время тащит в усадьбу разных зверей — от крысы, которую по‑гофмановски запрягут в колесницу, до северного оленя, которого без всяких спецэффектов загипнотизирует Рената Литвинова. На протяжении фильма герои дюжину (или тринадцать?) раз празднуют Новый год — и таких причудливых святочных рассказов с такими нарядными елками и такими загадочными узорами на окнах мы еще не встречали. Жаль только, что фильм выходит в прокат не под Рождество, а в феврале, когда заклинание безвременного ожидания перемен уже пора бы с себя сбросить.

Но любоваться декорациями рано или поздно надоест — и придется отправиться на поиски смысла. Это задача для самых отважных и благородных полярников. Сама Литвинова обозначает жанр действа как «реальную фантасмагорию», а описывает ее как «спектакль о Севере, Смерти и Любви». Глубину этих понятий точно еще никто не измерил, а докапываться до их сути зрителю предстоит на ветру и морозе — подобно Лотте, которая то и дело уходит в белое поле, чтобы вырыть очередной семейный клад. Но после того, как защищенная от земных несчастий аристократическая семья потеряет первого человека, ее сокровища начнут обесцениваться. Лотта достанет из земли сундук с ассигнациями, а те превратятся в грязь.

Читайте также:
6 модных ошибок, которые совершают 90% высоких девушек

Первая из идей фильма закопана неглубоко: в отсутствии любви все гниет. Красота начинает разлагаться в тот момент, когда откажется от своей миссии. Голубая кровь не спасет от заражения. Очарованность собой мешает видеть мир снаружи — а он, оставшись без присмотра, начинает рушиться и гаснуть. Сперва развалится скамейка во дворе, потом начнется война, а затем дворянское гнездо разорится. Вся эта метафора стоила бы фильма, если бы Рената Литвинова отождествляла себя с героями, если бы автор включил режим самоуничтожения. Но «Северный ветер» — не тот случай. Приходится копать дальше.

Следующую трактовку подсказывает злободневный маркетинг: «Северный ветер» позиционируется как «сказка о Великом Матриархате». Сюжет картины действительно движут вперед женщины (и кроме Пилецкой, Тюниной и Литвиновой здесь интересны Манана Тотибадзе, Светлана Ходченкова и Софья Эрнст, а также Ульяна Добровская — дочь режиссера). Однако все, что они делают, они делают ради любви мужчин. В случае с героем Антона Шагина это любовь романтическая и утраченная, в случае с героем Михаила Гавашели это любовь семейная и неотвратимая. Есть еще неотразимый Никита Кукушкин, которому выпало играть любовь хищническую и нарциссическую, и его линия здесь — и правда заслуженный удар по патриархальному мифу о Пигмалионе и Галатее. Единственный мужчина, любовь которого в фильме ничего не разрушает, — гей в исполнении Кирилла Трубецкого, но и он, как и сама вечно ждущая чьего-то звонка Маргарита, обречен на одиночество. В фильме есть сцена, где их герои выходят на крышу — и выясняется, что сказочный мир соседствует с Кремлем, то есть Северные Поля — это Россия. Но мысль о том, какой была бы наша страна при Великом Матриархате, не находит развития. А сами героини не совершают ничего такого, что женщинам бы не дозволялось в «Макбете» или «Антигоне». Разве что певица Земфира врывается в фильм так, как Трент Резнор и Аттикус Росс въезжали в «Девушку с татуировкой дракона». Но в том, что она на такое способна, никто и не сомневался.

Наверное, есть и другие слои в этой истории — но чтобы их раскопать, нужна лопата поострее. Без нее остается только тешить себя игрой в ассоциации. Чем-то «Северный ветер» похож на «Сто лет одиночества» Маркеса — магический некрореализм о распаде аристократической семьи, в котором даже была героиня по имени Рената — девушка, давшая обет молчания. Чем-то — на «В ожидании Годо», только здесь ждут нового года. В конце зрителя ждет цитата (кажется, единственная из тех, которую придумала сама Литвинова, а не критики) из «Астенического синдрома» Киры Муратовой — но ее легко проглядеть, потому что в той же сцене фильм вдруг нечаянно спародирует «Довод».

Но при всем восхищении «Северным ветром» надо бы набраться смелости и заметить: в этом фильме некому сопереживать. А очень хотелось не только дум, но и чувств.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: